Вы здесь

Удочка, рыба и Евромайдан

Расширенный вариант доклада, прочитанного главным научным консультантом CIS-EMO Станиславом Бышком на заседании «Модус-клуба» (Нижний Новгород) 19 декабря 2013 г.

Вернувшись из двухнедельной командировки в Киев, не остаётся ничего другого, как собрать мысли воедино и написать статью. Несмотря на то, что в украинской столице я был в качестве международного наблюдателя за довыборами в Верховную Раду, наблюдал я в основном Евромайдан и Крещатик.

Говоря о Евромайдане и украинских событиях в целом, следует прежде всего воздержаться от однозначных, а точнее – однобоких оценок происходящего. Этим, к сожалению, грешат как российские, провластные или оппозиционные, так и зарубежные СМИ, дающие крайне тенденциозную трактовку происходящего в Киеве. Одни сгущают краски до фантасмагории, другие представляют украинскую оппозицию рыцарями демократии без страха и упрёка. А реальность сложнее.

Есть такая закономерность, которую любят психологи, социологи и вообще представители социальных и поведенческих наук: люди старшего возраста часто жалуются, что сейчас экология плохая, продукты плохие, воздух плохой, вода плохая. И действительно, строго говоря, они правы. Однако жалуются они вовсе не из-за плохой экологии, а в силу возраста. У них другая мотивация. Эта же закономерность применима и к описанию событий на Майдане. С одной стороны, есть там и Западные агенты влияния, и олигархические интересы, и платная массовка, и даже в какой-то степени русофобия. Но случился Майдан вовсе не из-за этого. Основная масса людей, преимущественно киевлян, выходит на площадь Свободы самостоятельно и по доброй воле. Люди выходят за своё будущее, которое связывают с Европейским союзом и теми благами, как финансового, так и нефинансового (!) характера, которые они с Европейским союзом ассоциируют.

Здесь, кстати, главная ошибка российских критиков Евромайдана. Они делают какие-то подсчёты, дают математические или экономические выкладки, доказывающие, что с Евросоюзом Украина пропадёт, а с Таможенным союзом - зацветёт. Но на Майдан выходят за мечтой о лучшей жизни, а мечта никак не бьётся математикой или экономикой.

Численность Евромайдана варьируется от нескольких тысяч до нескольких десятков, а возможно, и сотен тысяч людей. Эти колебания я видел не раз в течение тех двух недель, что был в Киеве. Основной костяк Евромайдана составляют так называемые «майданарбайтеры» (термин, появившийся в украинском лексиконе после Оранжевой революции). Это мужчины около 40 лет, украиноязычные, приехавшие из Западных областей страны, живущие на постоянной основе в палатках в центре Киева и получающие за свою активность деньги. Также деньги получают так называемые боевики, те, кто участвует в силовых акциях, столкновениях с милицией. В общей сложности майданарбайтеров порядка одной-двух тысяч человек. 

Основную же массу протестующих, которая в разы увеличивается в выходные дни и во время концертов (например, выступления оригинального состава «Океана Эльзы»), составляют обычные киевляне самого разного возраста. Они приходят на Крещатик с флагами или сине-жёлтыми ленточками, или с символикой Евросоюза, с плакатами, кричат кричалки. (К слову, в Киеве на многих автомобилях и на балконах домов сейчас вывешены флаги Украины и Евросоюза. Их значительно больше, чем, например, наружной агитации в поддержку Навального на выборах мэра Москвы.) Это те, кого принято называть рассерженными горожанами, – родственные тем людям, кто выходил на массовые протестные акции в Москве, начиная с декабря 2011 года. 

Они выходят в центр Киева за всё хорошее и против всего плохого. Хорошее – это верховенство закона, социальная защищённость, подотчётность власти обществу, экономические гарантии, свобода слова, честные выборы. Плохое – произвол властей и милиции, коррупция, фальсификации выборов, вот это всё. Хорошее ассоциируется с Европейским союзом, плохое – с Януковичем, «Партией регионов» и с путинской Россией, которая представляется им союзником Януковича, основным гарантом его президентства. После недавних соглашений в Москве между Путиным и Януковичем, очевидно, что в головах протестующих связка между плохим Януковичем и плохой Россией ещё больше усилилась.

Напомню, что Евромайдан стал массовым лишь после того, как милиция неадекватно жёстко разогнала митинг сторонников евроинтеграции, на котором было всего несколько сотен человек. Уже на следующий день в центр Киева уже вышли десятки тысяч человек. Это особенность украинской политической культуры. Здесь не принято разгонять протестующих, тем более – так жёстко. Таким образом, Евромайдан стал не только политическим, но и, если угодно, правозащитным мероприятием. Люди вышли «за себя и за тех ребят», потому что «здесь так нельзя».

Является ли Евромайдан антирусским? Он является, скорее, внерусским, внероссийским, «оставьте-нас-в-покое-российским», он является украино- и, одновременно, евроцентрическим. Все выступления, которые слышатся с трибуны Майдана, - на украинском языке (либо на английском, когда выступает сенатор Джон Маккейн). Это политический индикатор для русскоязычного Киева. Украиномовность – это всегда политический индикатор. Вся украинская оппозиция говорит на украинском языке, во всяком случае – официально. «Партия регионов» и Компартия Украины – это преимущественно русскоязычные партии. Восток и Юго-Восток Украины, то есть Новороссия и Крым, голосуют за «регионалов» и коммунистов во многом именно потому, что те говорят на своём языке. Некоторые в России считают, что не так важно, на каком языке говорит человек. Теоретически, наверное, да. Но в практической украинской политике язык – один из главных индикаторов разделения свой/чужой. Несмотря на то, что все украиноязычные жители Украины, конечно, понимают русский, а русскоязычные – украинский. Но в украинской политике «имидж – всё». Вспомните Юлию Владимировну Тимошенко.

На Украине продолжается процесс нациестроительства. Украинские националисты, представленные в парламенте и на улицах партией «Свобода» Олега Тягнибока, поддерживают максимальное отдаление, культурное, политическое, экономическое, от России. Именно поэтому они поддерживают ассоциацию Украины с Евросоюзом. Они видят Евросоюз единственным возможным гарантом независимости от России. В то же время все националисты из стран Евросоюза являются евроскептиками и резко выступают за выход своих стран из ЕС. Здесь можно вспомнить и французский «Национальный фронт», и Британскую национальную партию, и венгерский «Йоббик», и всех остальных. 

На Евромайдане объединились две тенденции. Первая - это националистическое украинское нациестроительство, которое предполагает максимальное отдаление от России. Вторая тенденция – это, собственно, демократическое украинское гражданское общество, которое хочет жить «по-европейски», или, проще говоря, «по-людски».

Согласно последним соцопросам, вхождение Украины в Таможенный союз поддерживает 46%, ассоциацию с Евросоюзом – 49%. Иными словами, пополам. Однако сторонники Евросоюза значительно более активны и заметны. Этому есть несколько причин.

Во-первых, у украиноцентричных украинцев, назовём их так, уже есть опыт победы. Это, конечно, Оранжевая революция 2003-2004 гг. Тогда люди вышли на Майдан и в буквальном смысле слова изменили ход политической истории своей страны. Именно поэтому они охотно выходят и сейчас, веря в свой успех. Украина – не Россия, как писал бывший президент Леонид Кучма. Поэтому отмахнуться от десятков и сотен тысяч граждан, выходящих на Майдан, украинские власти просто не смогут, да и не станут этого делать. 

Вторая причина успеха Евромайдана – это СМИ, которые на Украине в основном весьма оппозиционные и евроцентрические. Есть, конечно, и Первый государственный телеканал, но он обладает значительно меньшей популярностью и степенью воздействия на аудиторию, чем Первый канал в РФ.

На Украине, в отличие от России, оппозиция, во-первых, весьма сплочена, во-вторых, широко представлена в парламенте. А Верховная Рада – это не только место для дискуссий, но и, зачастую, место выяснения отношений на кулаках. Украинская оппозиция не чурается украинского национализма, потому что и сама является украиноцентрической и, одновременно, евроцентрической. 

Украинскую оппозицию составляют три партии: национал-демократическая «Батькивщина» (лидер – сидящая в тюрьме, что характерно, из-за газовых контрактов с Россией Юлия Тимошенко), либеральный УДАР Виталия Кличко и националистическая «Свобода» Олега Тягнибока. Несмотря на то, что «Свобода» имеет самую маленькую фракцию в украинском парламенте, это единственная политическая сила, кроме коммунистов, которая построена на идеологических основах и способна выводить на улицу реальных людей, мотивированных не финансово, а идеологически, в основном молодёжь. Другие оппозиционеры покупают себе массовку, причём даже не особенно это скрывая.

Почему молчат сторонники большей интеграции с Россией, которых, согласно опросам, 46% населения Украины? Одна из причин – выходя на «Антимайдан», они в некотором смысле поддержат действующую власть, Виктора Януковича и «Партию регионов». А действующая власть пользуется крайне малой поддержкой не только на Западе страны, но и, что главное, на Востоке, в русскоязычных регионах, которые традиционно считаются ядерным электоратом для Януковича.

Сторонники Таможенного союза (читай: России) не видят для себя возможным выходить на организованные властью «Антимайданы», потому что считают действующую власть предательницей интересов избирателей, русскоязычных избирателей в частности. То есть на Украине нет никакой корреляции между симпатиями к России и поддержкой действующей власти.

Мы видим метания Януковича из стороны в сторону, внезапный отказ от подписания ассоциации с ЕС, затем обещание подписать её в марте будущего года, затем непонятная поездка в Москву и заключение весьма щедрых – с российской стороны – соглашений. Всё это способствует уменьшению поддержки власти – власть демонстрирует полную непоследовательность. Сегодня в Донецке и Луганске проходят «Антимайданы», на которых люди (те из которых, которые не отворачиваются с кривыми улыбками от операторов, а способны более-менее внятно ответить, для чего они собрались) говорят о том, что поддерживают Януковича и интеграцию в Таможенный союз, а также что они противники Евросоюза. А уже на следующий день представители власти говорят, что ни в какой Таможенный союз они вступать не хотят, но нацелены на продолжение подготовки к ассоциации с Евросоюзом. И с чем останутся люди в Донецке и Луганске? Что именно они должны поддерживать теперь?

Впрочем, такая многовекторная, западно-восточная политика, которую, сознательно или нет, демонстрирует Виктор Янукович, характерна для исторической Украины ещё со времён Запорожской сечи и гетманов. В условиях, когда страна разделена примерно поровну, чётко вставать на ту или другую сторону в противостоянии – чревато потерей власти, а то и территориальной целостности страны. С другой стороны, медлить тоже опасно. Это, определённо, ситуация в духе дзен-буддийского коана. Можно ли разрешить её в политическом русле? Никто сейчас этого не скажет.

И в заключение сошлюсь на народную мудрость. Говорят, если хочешь помочь голодному, дай ему не рыбу – дай удочку. Евросоюз в настоящее время готов дать Украине даже не удочку, а напечатанную на бумаге инструкцию в 500 страниц «Как изготовить удочку и ловить рыбу». Инструкция хорошая, удочка получится замечательная, но только никто не гарантирует, что, пока ты будешь её читать и выполнять, не умрёшь голодной смертью. Россия же традиционно даёт рыбу в виде льготных цен на газ плюс $15 млрд в украинскую экономике. Теперь голодная смерть точно миновала на некоторое время. Однако сама ловить рыбу Украина так и не научится и будет надеяться, что и в следующий раз Россия не оставит в беде. 

Полную видеозапись заседания клуба "Modus" можно посмотреть на YouTube.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.