Вы здесь

США продолжат поддерживать Израиль на Ближнем Востоке - аналитик

В США продолжают высказываться различные взгляды на перспективы президентства Дональда Трампа. Один из них озвучил колумнист Washington Post Джексон Дил в статье «Два испытания для внешней политики Трампа». По его мнению, президентство Трампа может стать началом эпохи утраты США глобального мирового лидерства, продолжающегося с 1918 года.

Дил отмечает, что сегодня существуют две противоположные точки зрения. Согласно первой из них, США распустят блок НАТО, уступят свою европейскую сферу влияния России, а азиатскую — Китаю, а среди их союзников окажутся авторитарные режимы, противостоящие глобализации. Согласно другой, внешняя политика Трампа станет еще более жесткой, чем при Обаме: будут наносится авиаудары по террористам, будут идти переговоры с Россией и Китаем вперемешку с отпором их «агрессии», будет жесткое давление на европейских и азиатских союзников, призванное заставить их больше тратить на нужды НАТО, впрочем, без резких шагов по отношению к ним.

Главная причина этих разногласий, по версии Дила — в том, что пока никто (и, возможно, даже сам Трамп) не сформулировал те принципы, на которых будет основываться внешняя политика США. Существуют опасения, что популист во главе сверхдержавы втянет мир в торговую, если не в ядерную войну. Впрочем, есть надежда, что американский истеблишмент сможет «приручить» президента и удержать его от необдуманных шагов, рассчитывает автор.

Дил считает, что два теста помогут определить направление политики Трампа. Первый из них — назначения нового президента. Другим важным показателем внешнеполитического курса США при Трампе станут именно его взаимоотношения с президентом России. Дил напоминает о том, что Трамп в ходе избирательной кампании активнейшим образом защищал российского лидера. Владимир Путин, несомненно, предпримет попытку договориться с Трампом о более тесном сотрудничестве по сирийскому вопросу, и снятии антироссийских санкций. Пойдет ли на это Трамп?

Если это произойдет, то станет совершенно очевидно, что мир меняется, подчеркивает автор. Курс Трампа на сближение с Россией может привести к ослаблению НАТО и изменить к худшему отношения Вашингтона с традиционными союзниками как в Европе, так на Ближнем Востоке, так и в Европе. Лидеров стран НАТО, такие как Ангела Меркель, окажутся ослаблены, лидеры стран Восточной Европы будут пытаться сами договариваться с Москвой. Если НАТО отменит решение о развертывании дополнительных сил в Польше и Прибалтике, это может привести к краху альянса.

Совместные с Россией действия в Сирии могут оттолкнуть от Вашингтона суннитских союзников: Саудовскую Аравию и Иорданию. Для которых сирийская война — это война с Ираном. Нерешенными остаются проблемы взаимоотношений с Израилем и Ираном. Израиль также хотел бы восстановления американо-суннитского союза и будет настаивать на жестких действиях против Тегерана, включая разрыв «ядерного пакта», что не понравится не только Путину, но и Ангеле Меркель.

Ясно, что Трампу скоро предстоит столкнуться с этими и многими другими вызовами. От выбранного им курса зависит, будут США утрачивать позиции глобального лидера постепенно или же их ждет радикальный коллапс.

— Прогнозы скорой потери США статуса мирового лидера сильно преувеличены, — уверен политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — Прогнозисты, очевидно, исходят из того ошибочного тезиса, что уменьшение количества и интенсивности внешних интервенций и большая концентрация на решении внутренних проблем автоматически ведут к внешнеполитическому проигрышу Вашингтона. На мой взгляд, это, напротив, улучшит имидж США в глазах уставших от американского экспансионизма стран, включая Россию и Китай.

В целом, пока мир доверяет доллару как мировой валюте, и вкладывает деньги в американскую экономику, реальной гегемонии США мало что угрожает. Безотносительно того, Трамп у власти или Клинтон.

«СП»: — Многие предсказывали, что США действительно начнут уходить из традиционных зон влияния, другие же — что мир ждет «переиздание» внешней политики Обамы. Какая точка зрения, по-вашему, реалистичнее?

— Склонность Трампа к резким и эпатажным заявлениям во время предвыборной кампании вовсе не обязательно перейдёт в реальные внешнеполитические действия США. Ведь логика теледебатов и логика реального управления сверхдержавой принципиально различны. Кроме того, президент США как во внутренней, так и во внешней политике имеет существенно меньше степеней свободы, чем, скажем, его российский коллега. Ещё во время предвыборной кампании случился серьёзный разлад кандидата от Республиканской партии Трампа с партийным же истеблишментом. Будет ли принципиально преодолён раскол между президентом и исполнительной властью, пока остаётся вопросом.

Дональд Трамп сделал ряд весьма противоречивых заявлений в последние месяцы. Например, он критиковал военные интервенции предыдущей администрации, но при этом настаивал на необходимости увеличения финансирования армии. Для чего будет нужна большая и лучше обеспеченная армия, если интервенций не будет? Трамп говорил о необходимости нормализации отношений с Россией, но при этом сообщал, что Америка должна вести разговор «с позиции силы». Это как? То есть, на самом деле внешняя политика новой американской администрации ещё даже в общем виде не сформулирована, как не сформирована и сама администрация.

«СП»: — Заявления Трампа о готовности вместе с Россией бороться против ИГИЛ*, а не против Асада, означают резкий поворот внешней политики США на Ближнем Востоке?

— Константой внешней политики США на Ближнем Востоке, начиная с рубежа 1960−1970-х гг., является финансовая и военно-техническая поддержка государства Израиль. При Трампе, неоднократно говорившего о своих симпатиях к этому государству и своей решимости продолжить его поддержку, эта константа не изменится. Что касается остальных стран региона и их лидеров, здесь политика может меняться достаточно резко и непредсказуемо. Пока у новоизбранного американского президента нет никаких реальных оснований требовать отставки Башара Асада, как делал Барак Обама.

«СП»: — Как возможные изменения этой политики могут сказаться на перспективах взаимоотношений Вашингтона с другими ближневосточными союзниками: КСА, Иорданией, Турцией?

— Часто поминаемый в России Збигнев Бжезинский несколько лет назад в книге «Стратегическое видение» писал, что на Ближнем Востоке не начинается масштабная война именно из-за присутствия там серьёзного американского военного контингента, а также вследствие того, что многие страны региона, даже имеющие существенные противоречия между собой, тем не менее завязаны на ту или иную степень кооперации с Вашингтоном. Учитывая, что США с Ближнего Востока не уйдут, какие-то принципиальные сдвиги в отношении стран региона с Америкой пока в перспективе не просматриваются.

Трамп говорит о том, что необходимо быть более требовательным к союзникам. Вполне возможно, что требовательность в отношении военных расходов действительно возрастёт. Со скрипом и недовольством, но это будет исполняться.

«СП»: — А как насчет Ирана? Трамп угрожает выйти из «ядерной сделки». Обама напоминает, что тогда США будут вынуждены вернуть санкции не только против Ирана, но и ввести их против тех, кто из сделки не вышел — той же России? К чему может привести такой шаг? Пойдет ли на него Трамп?

— В неангажированной «ястребами» экспертной среде что США, что Европы общим место считается то, что «иранская проблема» — это не проблема вовсе или, максимально, проблема некоторых отдельных горячих голов в одной конкретной ближневосточной стране — Израиле. Очевидно, что доведи Тегеран до победного конца свою ядерную программу, это, как минимум, не повысит угрозу применения ядерного оружия одной из стран в регионе, а, скорее всего, даже снизит такую угрозу. Примени Иран своё оружие первым, от него отвернутся даже поддерживающие его Китай и Россия. Ну, а если Тегеран применит оружие в оборонительных целях, то те же Китай и Россия не будут его осуждать.

Другой вопрос, сможет ли Трамп соблюсти баланс между желанием сохранить поддержку серьёзных лоббистских групп внутри США, настаивающих на более жёсткой линии с «агрессивным» Ираном, и нежеланием на пустом месте начинать конфликт. Здесь остаётся надеяться на благоразумие новоизбранного лидера США. Нужно, однако, понимать, что, даже если этот вопрос будет заморожен на несколько лет, он с неизбежностью снова всплывёт ближе к следующим президентским выборам.

«СП»: — Если представить себе, что политика Трампа действительно приведет к изменению роли США в мире, насколько бесповоротными будут эти шаги?

— Это вопрос философский, и касается роли личности в истории. В целом, если говорить про США, позиция актуального мирового гегемона, а также наличие системы сдержек и противовесов внутри страны не позволяют конкретному человеку менять общее направление политики государства.

Если взять историю Римской империи, то её закат, согласно широко распространённому мнению, начался с императора Коммода. Но после него Римская империя существовала довольно продолжительное время. Плюс ещё тысячелетие истории Восточной Римской (Византийской) империи. Плюс влияние, которое продолжает оказывать наследие Рима и Византии на современный мир. Поэтому во время Коммода, да и несколько веков спустя, никто особенно не задумывался, что, оказывается, они живут в каком-то изменившемся мире, где Римская империя находится в состоянии упадка…

Источник: "Свободная пресса"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.