Вы здесь

В тени «теневых кабинетов»

В пятницу тринадцатого, а если точнее, то в первую июльскую пятницу тринадцатого года, партия «Свобода» объявила о решении создать свое правительство. «С блэкджеком и шлюхами», - добавляют обычно в таких случаях сетевые острословы.

Своим происхождением и популярностью фразочка обязана культовому мультипликационному сериалу «Футурама». Во втором эпизоде первого сезона ее произносит брутальный и харизматичный герой мультика робот Бендер. После того, как его вышвыривают из луна-парка, обиженный и возмущенный робот грозится построить свой парк, оснащенный упомянутыми атрибутами. Когда же друзья забывают взять Бендера с собой на лунный модуль, он делится со зрителями аналогичными планами по поводу собственного лунного модуля.

С тех пор выражение стало комментарием на любую попытку кого-либо, лишенного доступа к определенным материальным или культурным ценностям, обзавестись собственной альтернативной версией, да еще и объявить ее лучше оригинала. В отношении партии Тягнибока такой подход справедлив вдвойне. Ведь анонсированное в пятницу «правительство национальной альтернативы» альтернативно не только правительству Азарова, но и основательно подзабытому «теневому кабинету», который оппозиция уже формировала три года назад.

Впрочем, после своего громкого обещания Бендер тут же задается вполне резонным риторическим вопросом: да и зачем мне парк (второй раз - лунный модуль и блэкджек)? В результате чего зрителю становится понятно, что все планы вызваны лишь негативными эмоциями и не будут воплощены в жизнь. В случае со «Свободой» вопрос не носит риторического характера, но при этом не теряет актуальности. Действительно, зачем?

Работа тенью

Теневое правительство (Shadow Cabinet) было изобретено родоначальниками парламентаризма британцами и прижилось в некоторых других государствах, особенно с парламентской формой правления и двухпартийной системой. Главная парламентская оппозиционная партия в Великобритании не только носит громкое название «официальной оппозиции Ее Величества», но и получает от государства специальные надбавки к депутатскому жалованию членов своего теневого кабинета. То есть депутатов, которые специализируются на контроле конкретных министерств официального правительства. Теневыми таких министров называют потому, что они должны быть как бы тенями министров действующих.

Эта практика способствует не только росту профессионализма и основательности в деле критики правительства, но и помогает оппозиции готовить кадры на министерские посты в случае своей победы на выборах. Подразумевается, что «теневой» министр в этом случае – наиболее вероятный кандидат на пост своего оппонента. Впрочем, так бывает не всегда. Маргарет Тэтчер, например, перед тем, как занять премьерский пост, в теневом кабинете была всего-навсего министром образования.

Опыт «цивилизованных» стран подхватили на постсоветском пространстве. Как и во многих других вопросах строительства «подлинно демократического» общества, в этом деле скорее обезьянничали, чем заимствовали, скорее копировали, чем осмысливали, и скорее приспосабливали под сиюминутную конъюнктуру и шкурные интересы, чем заботились об эффективном функционировании политической системы. Так в одной только России в одном только 1992 году на одном только центральном уровне было провозглашено аж восемь штук всякого рода теневых правительств. С тех пор мода прошла, но периодически возвращается.

Работа в тени

До Украины эта политическая мода, как и многие другие, дошла с изрядным опозданием. Свой теневой кабинет, первый в новейшей политической истории Украины, создала партия «Громада» в далеком уже 1997 году. Показательно, что альтернативное правительство не стал возглавлять лидер партии с опытом пребывания в премьерском кресле Павел Лазаренко.

Анализируя по горячим следам персональный состав теневого правительства, газета «Зеркало недели» выдвигала ироничную версию, что посты в нем достались некоторым видным членам «Громады» в качестве компенсации за непопадание в первую пятерку партийного списка. В том числе - пост премьера Юлии Тимошенко, пост вице-премьера Александру Ельяшкевичу и кресло министра экономики Александру Турчинову.

Также газета отмечала, что теневые министры не могут похвастаться известностью и адекватностью занимаемым должностям. А, например, министр энергетики Свердлов и глава внешнеполитического ведомства Белорус «могут вызвать лишь улыбку если не сострадания, то недоумения (в смысле сострадания к державе)». Единственным, кто имел опыт работы министром не теневого, а официального кабинета был министр образования Петр Таланчук. Да еще Иван Салий успел поработать представителем президента в Киеве и главой столичной госадминистрации. Впоследствии правительственные посты тоже занимали только двое членов громадовского теневого кабинета – Тимошенко и Турчинов.

Кабинет прекратил существование в 1999 году после ареста Лазаренко и политического краха «Громады». Через несколько месяцев Тимошенко оказалась уже в действующем правительстве в ранге вице-премьера, но этот поход во власть закончился для нее неудачно. Практика же теневых правительств была надолго забыта.

Несостоявшиеся

Вспомнили о ней лишь в 2005 году на первом после поражения Януковича на президентских выборах съезде Партии регионов. В марте 2005 года съезд поручил своему партийному лидеру, экс-премьеру и экс-кандидату в президенты сформировать «теневой Кабинет Министров Украины как постоянно действующий орган мониторинга действий власти, определить его цели и задания».

О дальнейшем вспоминает один из отцов-основателей партии Владимир Рыбак в недавнем интервью, данном уже в качестве спикера. «После третьего тура нам пришлось уйти в оппозицию. Тогда мы сформировали теневой Кабинет Министров. Виктор Янукович его возглавил. И стали предлагать различные инициативы официальному правительству. Это были предложения и по газовым вопросам, и по повышению социальных выплат».

Однако любой историк знает, что использовать мемуары политических деятелей в качестве источника информации следует очень осторожно и критично. Память нередко играет с ними злые шутки, выдавая желаемое за действительное. Похоже, что перед нами как раз тот случай. Первая волна анонсов будущего теневого камина регионалов прошла в начале марта по следам соответствующего решения съезда. Вторая волна накатила в конце месяца, когда Янукович сообщил журналистам подробности. В частности рассказал, что в теневой кабинет войдут несколько членов его предыдущего правительства, но будет также «много новых имен», а должности будут замещаться «по конкурсу».

То ли с новыми именами возникла напряженка, то ли с подведением итогов конкурса, но о теневом правительстве не было ничего слышно до середины апреля, когда Янукович поведал журналистам, что это правительство должно быть не партийным, а коалиционным. Поэтому сначала надо создать коалицию оппозиционных партий, а правительство на ее основе формировать уже в мае-июне. Летом о теневом правительстве тоже ничего слышно не было, а осенью Украина лишилась уже и официального правительства Тимошенко, отправленного Ющенко в отставку. Тут всем стало как-то не до теневого.

Отставленная Тимошенко так и заявила в телеэфире, что не видит необходимости формировать теневое правительство, потому что через несколько месяцев выборы, после победы на которых ей придется формировать настоящий кабинет. Не пришлось, поскольку правительство после выборов формировали регионалы и социалисты. Но тут вопрос теневого кабинета взволновал сторонников Ющенко из блока «Наша Украина». В октябре 2006 года создание нашеукраинского теневого кабинета анонсировал крупный партийный функционер Игорь Жданов. При этом он предположил, что таким правительством станет президиум совета партии. Забавно, что одновременно с этим несколько министров продолжали трудиться в правительстве Януковича по квоте «Нашей Украины» и лично Ющенко.

Разговоры о новом теневом кабинете в очередной раз закончились ничем, - Ющенко в похожем качестве использовал свою администрацию, а Тимошенко работала над роспуском парламента и организацией внеочередных выборов. По их итогам очередь говорить о теневом правительстве опять дошла до Януковича и регионалов. На этот раз у них получилось, и в декабре 2007 года второе теневое правительство в украинской истории было-таки создано. Возглавил его Виктор Янукович.

Второе теневое

Потенциальные союзники отнеслись к проекту весьма прохладно. Симоненко заявил, что он «категорически против» создания теневого правительства, а Литвин высказал уверенность, что «кроме разговоров, в этом теневом правительстве ничего не будет», и предпочел ждать, когда новые победители позовут его в спикеры.

Опытом министерской работы во второй версии теневого кабинета мог похвастать почти каждый. На первое заседание прибыли: экс-министр экономики Кинах, экс-министр труда Папиев, экс-министр топлива и энергетики Бойко, бывший первый вице-премьер Азаров, экс-вице-премьеры Кузьмук и Слаута, экс-министр по вопросам чрезвычайных ситуаций Шуфрич.

И хотя Сергей Левочкин, которому в теневом правительстве достался пост главы нацбанка, заявлял, что заседания будут проводиться регулярно и открыто для СМИ, ни один из присутствующих экс-министров не смог уточнить круг вопросов, которые планируется рассмотреть на первом заседании. При этом Слаута сообщил журналистам, что пришел просто «попить кофе», а само заседание проходило в закрытом режиме.

Кроме упомянутых экс-министров теневыми министрами стали также Дмитрий Табачник, Ирина Акимова, Николай Джига, Владимир Козак, Инна Богословская и Константин Грищенко. Последнего, кстати, с поста министра иностранных дел теневого правительства пришлось увольнять. Поскольку президент Ющенко вдруг взял и назначил его заместителем секретаря СНБО в помощь назначенной руководить этим органом видной регионалке Богатыревой. Впрочем, значительных последствий этот скандал не имел, а записные ораторы нынешней правящей партии до сих пор любят при всяком удобном случае стучать рассказывать, что никогда в их лагере не было никаких «тушек». Никаких и никогда!

Примерно тогда же остро встал вопрос терминологии. Правительство всячески старалось избегать термина «теневое» и при всяком удобном случае поправляло журналистов, прося называть его «оппозиционным». Это у каких-то там англичанишек может бытовать название «теневой кабинет», пускай даже «официальной оппозиции Ее Величества» - и хоть бы что. У нас народ слова «теневой» не любит, а любой оппонент или нанятый щелкопер с зачаточными потугами на чувство юмора обязательно попытается скаламбурить на тему теневой экономики, теневых доходов и теневых сделок.

Постепенно правительство вошло в рабочий режим и даже обзавелось собственным сайтом, на котором размещало выступления министров и протоколы заседаний. Оппоненты, конечно, злопыхательски твердили, что Партия регионов дискредитирует статус теневого кабинета. Что за два года он провел чуть более двух десятков заседаний, да и те превращались в сплошную критику власти, организованную только для прессы. Что ни альтернативных программ развития, ни альтернативного бюджета оппозиционеры так и не смогли наработать…

Третье оппозиционное

Но при всем при том, оппоненты-злопыхатели уже в начале 2010 года сами получили возможность показать «как надо». И уже в мае Юлия Тимошенко открывала первое заседание «оппозиционного» правительства. Сама она его не возглавила, но не по тем причинам, по которым этого в свое время не сделал Лазаренко. Просто на этот раз пришлось формировать теневое правительство исключительно из народных депутатов. А поскольку «лучшие из лучших» тимошенковцев перед этим работали в кабмине и лишились своих постов вместе с премьером, пришлось использовать «лучших из худших», - тех, кто оставался в парламенте.

При этом Тимошенко считалась главой правительства, не будучи его премьер-министром. А премьер-министром стал Сергей Соболев. Получается, что не будучи главой. Кроме них в третий по счету теневой кабмин вошли вице-премьеры Стретович, Кармазин, Доний и Тарасюк, и министры Роман Зварыч, Владимир Бондаренко, Александр Бондарь, Сергей Шевчук, Владимир Полохало, Иван Кириленко, Николай Петрук, Игорь Грынив, Андрей Павловский, Александр Гудыма, Остап Семерак, Геннадий Москаль, Юрий Грымчак, Елена Шустик и Андрей Сенченко.

Такой расклад исключал ведущую роль теневого правительства в стратегии оппозиции, поскольку слишком много видных и высокопоставленных оппозиционеров, трудившихся до этого в «нетеневом» правительстве, оказались за его бортом. Кроме того не у дел остались амбициозные оппозиционеры из фракции Ющенко. В частности Арсений Яценюк, Вячеслав Кириленко, Александр Мартыненко.

У Яценюка сгоряча пообещали через пару недель сформировать собственное оппозиционное правительство. С броским названием «Правительство-2012», которое как бы намекало, что в обозначенном году именно это правительство перестанет быть теневым. Анонсировалось, что яценюковское правительство будет «привлекать специалистов, а не делить виртуальные «министерские» должности, работать с обществом, а не ограничиваться парламентом, объединять, а не делить страну». По словам Яценюка, «принципы открытости, профессиональности, широкого экспертного обсуждения и привлечения общественности позволят инициировать появление новой политической элиты в Украине, которая обязательно придет к власти в 2012 году». В общем, робот Бендер со своим блэкждеком и шлюхами нервно курит в сторонке любимую сигару.

Ни через две недели, ни через два года никакого нового правительства Яценюка так и не появилось. А тем временем возникло много вопросов по старому теневому правительству Соболева. Оно вообще существует? Чем-то занимается? Каков статус его членов, которые в 2012-м перестали быть депутатами? А тех, что перестали быть сторонниками Тимошенко? Или вообще перестали быть политиками? Почему о его смерти не было сообщено так громогласно, как о его рождении? В общем, вышло еще хуже, чем в свое время у регионалов.

Четвертое альтернативное

Казалось бы, на практике функционирования теневых правительств в Украине можно со спокойной душой ставить жирный крест, поскольку эта практика себя не оправдала. Из всех многочисленных попыток только три завершились созданием каких-никаких кабинетов. И лишь одному из них удалось в этом качестве дотянуть до победы своей политической силы и выйти из тени на свет. Да и то его собственная деятельность сыграла в этом процессе далеко не ведущую роль.

Но тут в упавшее сомнительное знамя вцепились изголодавшиеся по власти руки еще одной политической силы. 5 июля политсовет партии «Свобода» объявил о формировании «правительства национальной альтернативы». Организация и руководство поручены нардепу Александру Сычу.

Сразу отметим уже встречавшиеся ранее нюансы. Первый – дистанцирование от термина «теневой». По-прежнему избранные стараются не раздражать избирателей использованием этого злосчастного слова, вполне нормально звучащего в данном контексте на основных языках мира. Все-таки побаиваются наши политики, что избиратель туп, и неправильно поймет. Впрочем, как им не считать тупым своего избирателя, если он за них голосовал? Вот и предлагается ему вкусное слово «национальный» в сочетании с малознакомым, но красивым словом «альтернатива».

Правда и тут бросается в глаза пресловутое стремление работать скорее «в тени», чем тенью. Все тексты новостных лент, не обошедших вниманием событие, повторяют сообщение пресс-службы партии. Само же сообщение коротко и малосодержательно. «Впервые попал на политсовет «Свободы». Самое интересное: заслушали отчет ответственного лица о создании правительства национальной альтернативы. Больше не имею права ничего сказать», - пишет автор одной из партийных страничек в «фейсбуке» и ставит стыдливый смайлик. При этом партия обвиняет кабмин Азарова в том, что именно он скрывает свои действия и решения от общественности.

Еще один любопытный и показательный момент – фигура премьера. Тягнибок теневой кабинет своей партии возглавлять не стал. Почему? Есть вариант, что такой шаг был бы многими воспринят как попытка застолбить конкретное место в будущих политических раскладах – премьерское. А поскольку этого не произошло, значит определенная часть тела партийного лидера до сих пор лелеет мечты соприкоснуться с креслом пошире премьерского, - для премьерского и Сыч сгодится.

И мессидж этот, посланный фактически в последний день предотпусконого сезона, адресован не только и не столько своим избирателям и сторонникам. Эти и так поймут и одобрят. А вот политические друзья-соперники-побратимы по оппозиции и борьбе за президентский пост может и успеют сделать круглые глаза и пробурчать под нос несколько реплик в духе «ай, молодець». Но снимать своих бойцов в последний момент с курортных чартеров ради сомнительного удовольствия ответить собственным мероприятием аналогичного характера уже не останется ни времени, ни желания.

Симметричных и ассиметричных ответов следует ожидать уже в следующем политическом сезоне. Если, конечно, кто-то решит всерьез обращать внимание на произошедшее, а не последует совету робота Бендера из «Футурамы». Там фраза, переведенная, как риторический вопрос «да и зачем мне этот парк?» в оригинале звучит в виде утверждения: «In fact, forget the park!», «In fact, forget the lunar lander and the blackjack» - фактически, забудьте…

Игорь Гридасов, УНИАН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.