Вы здесь

В иранском споре хозяйственника с политиком победу одержит консерватор

Выборы в Иране вышли на финишную прямую. Тем не менее, по всем показателям, этот финиш должен стать промежуточным. Ни один из шести кандидатов в президенты не набирает, судя по опросам, необходимых для победы в первом туре 50 процентов голосов. Второй тур неизбежен.

В последний момент два явно непроходных кандидата сняли свои кандидатуры — реформатор Мохаммед Реза Ареф и консерватор Голам Али Хаддад Адель, бывший спикер парламента Ирана. Они с самого начала не рассматривались в качестве серьёзных соперников ведущим кандидатам, поэтому их уход практически не повлияет на расклад.

Лидеры предвыборной гонки

Уже сейчас с очень высокой степенью вероятности можно сказать, что лидерами гонки с серьёзным отрывом от остальных претендентов стали два политика. Это мэр Тегерана Мохаммед-Багер Галибаф и главный переговорщик по иранской ядерной проблеме Саид Джалили. Можно сказать, что именно они во втором туре и станут соперниками за окончательное решение иранского народа.

Политики имеют стандартные для нынешнего поколения иранской элиты биографии: служба в КСИР (Корпус Стражей Исламской революции), ирано-иракская война, ранения, затем государственная служба на ответственных постах.

По своим политическим убеждениям эти кандидаты — жесткие консерваторы, традиционалисты и приверженцы линии аятоллы Хаменеи. Они вполне рациональны, прагматичны, не отрицают необходимости перемен и определённых модернистских новаций.

Кандидаты ведут активную борьбу за женскую часть электората. Саид Джалили буквально месяц назад заявил о том, что Иран должен стать примером всем странам мира в деле соблюдения прав женщин. Галибаф, будучи мэром крупнейшего мегаполиса и столицы страны, за 8 лет пребывания на своём посту существенно ослабил удавку запретов на канонический строгий вид женщин на улицах, однако он же и создал полицию нравов, когда опьянённые внезапной свободой молодые девушки и женщины стали «перебирать» в дозволенном.

То, что вперёд в избирательной гонке вырвались два твердых сторонника линии аятоллы Хаменеи, позволило рахбару не выступать в этот раз с призывом отдать свои голоса кому-либо из кандидатов. Хаменеи заявил, что примет любой выбор народа. Что вполне понятно, так как этот «любой выбор» при таких раскладах ему вполне на руку.

Что отличает Галибафа от Джалили

Между обоими кандидатами есть и серьёзные отличия. Главное заключается в том, что Мохаммед-Багер Галибаф на посту мэра столицы Ирана показал себя "крепким хозяйственником". Он приобрел колоссальный управленческий опыт, связи в высшем истэблишменте страны, заручился поддержкой наиболее влиятельного духовенства.

Саид Джалили — больше именно политик. Искусный дипломат, умеющий как выстраивать баланс договорённостей, так и жёстко отстаивать свою точку зрения. Именно за эти качества он и был делегирован на важнейшее внешнеполитическое направление — переговоры с МАГАТЭ и «шестёркой» по ядерной проблеме Ирана. Существенным плюсом для Саида Джалили явилось заявление штаба не допущенного до предвыборной кампании руководителя президентской администрации Эсфандияра Машаи, креатуры нынешнего президента Ахмадинежада. Штаб Машаи призвал своих сторонников отдать свои голоса за Саида Джалили, который формально не связан никакими предвыборными блоками и считается независимым кандидатом.

Скорее всего, во втором туре представители реформаторов также призовут своих сторонников присоединиться к голосам за Джалили.

Такие призывы — обычное дело в предвыборных кампаниях в Иране и оказывают немалое значение на конечный результат. Поэтому, несмотря на то, что по опросам общественного мнения Галибаф несомненно лидирует в этой «двойке», дать совершенно точный прогноз на второй тур пока весьма затруднительно.

Еще одним немаловажным последствием промежуточности голосования 14 июня является совершенно точное откладывание «на потом» возможных волнений. То, что попытка повторения Зелёной революции будет предпринята, уже не сомневается никто. Буквально неделю назад руководитель комитета парламента по национальной безопасности Алаэддин Бруджерди сделал необычайно жёсткое заявление в адрес Катара.

В этом заявлении Бруджерди обвинил катарские спецслужбы в заброске на территорию Ирана диверсионных групп, имеющих цель дестабилизировать обстановку в стране во время выборов. Стоит отметить, что обычно такие заявления делаются весьма туманно с намёком на некие зарубежные и закулисные силы. Премьер Турции Эрдоган, на улицах городов которого бушуют волнения, тоже сделал пространное заявление с обвинением отдельных иностранных государств в разжигании беспорядков в Турции.

Ясное и недвусмысленное упоминание Катара говорит о том, что спецслужбы Ирана имеют железобетонные доказательства заброски таких групп и испытывают серьёзную озабоченность их появлением.

Однако так или иначе, но логика всех «цветных» революций подсказывает, что беспорядки стараются инспирировать после окончательного голосования и перед официальным объявлением победителя. Поэтому в нынешней иранской ситуации второй тур даёт небольшую,  но оттяжку по времени возможного запуска беспорядков в стране.

Автор: Эль Мюрид - популярный блогер и политический аналитик. Изучает социально-политические проблемы Ближнего Востока. Выступает в качестве эксперта на телевидении и в радио-эфирах.

Источник: ИТАР-ТАСС

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением автора.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.