Вы здесь

Украина пока не готова признать, что Майдан был ошибкой - Бышок

3 августа депутат Верховной Рады Украины Надежда Савченко начала голодовку в знак протеста против затягивания процесса освобождения пленных. «Голодовку буду держать до дня положительного результата», — пообещала она журналистам днем ранее.

Стоит отметить, что за неполных три месяца, прошедших с момента возвращения Савченко на Украину, она успела отметиться целым рядом эпатажных заявлений и инициатив. Так, бывшая наводчица карательного батальона говорила о необходимости прямых переговоров с лидерами ЛДНР, предлагала отказаться от антироссийских санкций, выступала за легализацию экономических связей с Донбассом и даже призывала «просить прощения у матерей, потерявших своих детей по обе стороны конфликта, — иначе войну не остановить».

Однако эпатажными заявления нардепа можно считать только с точки зрения господствующего в украинском обществе «постмайданного дискурса». С точки зрения здравого смысла то, что предлагает Савченко, можно называть едва ли не единственным выходом из затянувшегося украинского кризиса. Однако «постамайданный» дискурс является не просто господствующим. Но единственным возможным в современном обществе. Неудивительно, что от Савченко тут же отвернулись ее недавние поклонники, а некоторые политики и вовсе призвали лишить ее звания героя Украины и депутатского мандата, обвинив в том, что она является «троянским конем Кремля».

Говорила Савченко и о необходимости политических изменений в стране. В частности, она заявляла о необходимости диктатуры для проведения реформ. По ее словам, необходимо изменить полномочия президента, структуру страны, законы перезапустить, чтобы они действовали для людей, побороть коррупцию. Также она неоднократно заявляла о готовности стать президентом или министром обороны Украины.

Заявления Савченко резко идут вразрез со многими установками, которые оставил «Майдан» в политической жизни страны. При этом, они не выходят за рамки «постмайданного» дискурса, согласно которым власть Януковича была преступной, его свержение было «революцией достоинства», а Россия является «агрессором, незаконно аннексировавшим Крым» и «ведущим войну против Украины в Донбассе». Тем не менее, ее заявления являются ответом на запрос полной перезагрузки действующей власти.

В комментарии «Московскому комсомольцу» украинский политолог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев рассказал о том, что «выступление Савченко можно считать требованием провести досрочные парламентские и президентские выборы, на которых она собирается выдвинуть свою кандидатуру и стать главной альтернативой существующему режиму».

«Украинское общество понимает, что власти впали в идейный кризис. Инерция „Майдана“ не дает четкого понимания того, что будет с Украиной завтра. Реформы буксуют, а Запад погружен в свои проблемы и постепенно меняется. Все видят, что у властей нет плана „Б“ на тот случай, если во главе США встанет Дональд Трамп, а в Евросоюзе увеличится влияние Германии, во главе которой окажется не Ангела Меркель, а оппозиционные ей политические силы».

«При этом Запад является единственной точкой опоры для современной Украины, — подчеркнул эксперт. «К Савченко можно по-разному относиться, но она стала первой за долгое время, кто, пользуясь доверием большинства украинцев, предложил альтернативный план развития страны. Пока она является лидером-одиночкой, но на досрочных парламентских выборах она может встать во главе собственного списка, который пройдет в Верховную раду».

Насколько серьезен запрос на перезагрузку власти, есть ли в украинском обществе силы, способные ее осуществить, и действительно ли Украина слишком сильно зависит от Запада, в том числе, идеологически, что политические перемены на самом Западе могут поставить ее в тупик?

— Восприятие украинским и не только украинским обществом Надежды Савченко после её освобождения изменилось кардинальным образом, — напоминает политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Так, во время российского заключения Савченко на Украине журналисты и политики лепили из неё «новую Жанну д’Арк», а в Донбассе и в России её воспринимали как хладнокровную убийцу, которая «должна и будет сидеть». После же возвращения Надежды Савченко в Киев и начала её собственной, а не выдуманной журналистами, политической активности в промайданном сегменте Украины наступило недоумение, граничащее с горьким разочарованием. Но Донбасс, Россия и, что главное, настроенное на мир с Донбассом и Россией население Украины стало всё чаще видеть в Савченко выразителя их собственных надежд.

Когда такие идеи выражает «обычный» человек, тем более с юго-востока, его с лёгкостью обвинят в сепаратизме и, возможно, примут соответствующие меры. Когда же это говорит официальный герой Украины Надежда Савченко, ситуация становится крайне запутанной.

«СП»: — Заявления Савченко резко идут вразрез со многими установками, которые оставил «Майдан» в политической жизни страны, при этом, они не выходят за рамки «постмайданного» дискурса. Может ли Савченко в своих заявлениях отклониться от него? Возможна ли смена дискурса?

— Савченко вполне свободна в выборе своего дискурса, но, не являясь профессиональным политиком или идеологом, вынуждена в целом держаться того идейного направления, которое уже как минимум два с половиной года доминирует в информационном пространстве Украины.

В целом же идейный тренд нынешней Украины чем-то напоминает поздний Советский Союз. С одной стороны, все понимают, что назрели кардинальные, капитальные перемены, потому что корабль плывёт куда-то не туда. Но, с другой стороны, при разговоре о роли товарища Ленина и Октябрьской революции 1917 года по-прежнему отзываются с почтением: мол, кровавый царизм прогнил, простым трудящимся рабочим и крестьянам было невмоготу от своевольничающей охранки, поэтому революция была абсолютно необходимым и оправданным актом народного протеста.

«СП»: — Какова, по-вашему, глубина украинского идейного кризиса, и готов ли Запад как-то помогать Киеву выйти из него? Действительно ли Запад является единственной и безальтернативной точкой опоры для современной Украины?

— «Евромайдан», как и любая «цветная революция», в качестве необходимого условия имеет мощную внешнюю поддержку. При ослаблении этой поддержки наступит реакция, хотя, разумеется, это не будет означать возвращение всего на свои места.

Когда Вашингтон и Брюссель (или, если угодно, Берлин) безоговорочно поддержали протесты на улицах Киева зимой 2013−2014 годов и свержение демократически избранной власти, их цели были различны. Евросоюз хотел получить новый рынок для сбыта и оставшиеся со времён СССР предприятия для приватизации, США же необходимо было вырвать Украину из сферы влияния усиливающейся России.

Когда же государственный переворот привёл к непредвиденным последствиям в виде войны в Донбассе и санкционному противостоянию с Россией, пути Вашингтона и Брюсселя разошлись. Для Евросоюза Украина потеряла ту привлекательность, которая у неё была при президентстве «тирана» Януковича, для Вашингтона же всё осталось более-менее по-прежнему: Киев, как и требовалось, продолжает играть свою роль в противостоянии с Москвой. Другое дело, что в настоящее время, поняв, что ошибся с Украиной, Евросоюз крайне заинтересован в нормализации отношений с Россией. А это не комфортно для Вашингтона.

«СП»: — Согласны ли вы с тем, что у властей нет плана «Б» на тот случай, если во главе США встанет Дональд Трамп, а в Евросоюзе увеличится влияние Германии, во главе которой окажется не Ангела Меркель?

— Действительно, в Киеве с большим опасением воспринимают возможную победу Дональда Трампа на выборах в США. Что же касается ЕС, то Германия и сейчас является наиболее мощной страной союза. Но Берлин крайне не самостоятелен в своей внешней политике, когда это касается отношений с Москвой. Говорить о полном контроле Вашингтона над Берлином было бы преувеличением, однако 172 американские военные базы, расположенные на территории Германии, предназначены совсем не для защиты страны от гипотетической агрессии со стороны России, Ирана или Северной Кореи.

Поддерживаемые за счёт позиции канцлера Меркель антироссийские санкции не имеют никакого смысла, с точки зрения интересов Германии. Это откровенно навязанные Вашингтоном санкции. (Порой любопытно читать статьи в американских политических журналах, где авторы, не желая признать очевидного, теряются в догадках, зачем же Берлин ввёл эти санкции.) Если президентом США станет Трамп, то американское давление на Германию должно снизиться, что приведёт к ослаблению санкционного давления на Россию.

Одновременно при президентстве Трампа снизится и поддержка Вашингтоном Киева (Брюссель-Берлин, как мы уже говорили, и так не рады украинской авантюре). Это не оставит Украине иной альтернативы, кроме как, скрипя зубами, идти на нормализацию отношений с Россией.

Источник: "Свободная пресса"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.