Вы здесь

Трансформация Евросоюза может начаться с Шенгена – CIS-EMO

В 2017 году Европейский Союз может ожидать самый настоящий политический апокалипсис. Разговоры о том, что это объединение переживает невиданный доселе кризис, эксперты ведут не первый год. Но именно в 2017 угрозы с разных сторон могут сойтись в «идеальный шторм», который пустит ЕС на дно. По крайней мере, именно такое мнение высказал обозреватель британского издания The Guardian Джон Хенли.

2016 год, считает Хенли, показал, что любые политические прогнозы могут оказаться несостоятельными, а непредвиденные события, напротив, стать реальностью. Поэтому он предложил два сценария для ЕС на следующий год — апокалиптический и оптимистический.

Согласно первому, год может начаться с нового крупного теракта в одной из европейских стран. Это усилит позиции евроскептиков и приведет к победе популиста Герта Вилдерса на мартовских выборах в Нидерландах.

Дальше — хуже. Турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган решит, что Европа не выполняет взятые на себя обязательства по миграционному соглашению (а это выделение финансовой помощи, отмена виз и прогресс в вопросе вступления в ЕС) и снова откроет коридоры для беженцев, которые хлынут в Старый свет. Так как произойдет это накануне первого тура президентских выборов во Франции, это приведет к неожиданной победе Марин Ле Пен из правого Национального фронта. Ну а вслед за Францией «падет» Германия, где Ангела Меркель не сможет занять в очередной раз кресло канцлера.

В Италии на этом фоне к власти придет популистская партия евроскептиков «Движение 5 звезд», которая поднимет вопрос об отказе от евро и возвращении лиры. Ну а новые лидеры Нидерландов и Франции, как и обещали, объявят референдум о выходе из Европейского Союза, и Nexit с Frexit станут реальностью.

А «вишенкой на торте» под конец года будет очередной долговой кризис Греции. Поглощенные другими проблемами Брюссель и Берлин не будут ее спасать, и по стране прокатится масштабный дефолт.

Guardian отмечает, что все вышеперечисленное может и не сбыться. Европейские антитеррористические службы сработают как часы, Эрдоган исполнит свою часть сделки, а население Европы, напуганное победой Дональда Трампа в США и последствиями Brexit, решит, что лучше голосовать за старые проверенные силы, чем за ультраправых, ультралевых или популистов.

«Однако позитивный сценарий предусматривает слишком много „если“, „может“, „но“ и „бы“, — пишет Хенли. — Недовольный и обиженный ветер политических перемен дует над Европой. Будет странно, если его жертвами не станут хотя бы некоторые хорошо знакомые представители истеблишмента».

Политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок считает миграционный кризис главным вызовом стабильности ЕС.

— Наибольшей угрозой для Евросоюза остается политика открытых дверей, которая до недавнего времени активно продвигалась главной страной ЕС — Германией. Рост евроскептических настроений и поддержка партий, которые их выражают, в основном ведь связаны не с тем, как ведет себя Брюссель в экономической сфере, хотя и с этим тоже. Главная причина в том, что европейцы недовольны потоком инокультурных мигрантов, которые привозят с собой не только чуждые традиции, но и резкое увеличение преступлений насильственного характера.

«СП»: — Что ждет ЕС в 2017 году?

— В следующем году Европейский союз точно не развалится. Напомню, что накануне Brexit мейнстримовые западные СМИ буквально лопались от огромного количества статей и интервью уважаемых экспертов, которые говорили, что если Британия проголосует за выход, то небо упадет на землю, фунт обрушится, а страна обезлюдеет. Я утрирую совсем немного, прогнозы были крайне мрачные. Но мы видим, что они не оправдались.

«СП»: — Но что, если другие страны ЕС последуют примеру Британии?

— Победа Brexit и Трампа с одной стороны и проигрыш в Австрии кандидата от евроскептиков Норберта Хофера с другой — это явления неоднозначные. Во всех случаях перевес победителей был совсем небольшим. Напомню, что за Brexit проголосовало всего на 4% больше граждан, чем против. Трампа вообще поддержали на три миллиона меньше избирателей, чем Клинтон, но благодаря специфике американского законодательства он победил. У Хофера и его оппонента разрыв тоже был минимальным.

Такая же тенденция, скорее всего, сохранится и в следующем году. Во Франции кандидатом номер один считается Франсуа Фийон, но он говорит о необходимости реформирования Евросоюза, а не о выходе из него. Даже если случится террористический акт или хлынет новый поток беженцев, это поставит под вопрос существование Шенгена, но не Евросоюза. В нашем восприятии это примерно одно и то же, но это не так.

Трансформация европейской политики вполне может начаться с широкого применения временных ограничений в Шенгенской зоне. Но сам ЕС вряд ли будет сыпаться. Скорее, евробюрократы поймут, что идея как можно жестче наказать Великобританию, которая «неправильно» проголосовала, ошибочна.

«СП»: — Почему?

— Если Брюссель создаст Британии невозможные условия для выхода, а затем начнет вводить ограничения в торговле, чтобы другим было неповадно, то это не испугает другие страны, а, напротив, даст евроскептикам повод критиковать ЕС и указывать на то, что это диктаторская структура, которая не дает народам решать свою судьбу. Поэтому выход Британии будет проходить достаточно мягко.

«СП»: — А что может все же стать «триггером» апокалиптического сценария?

— Во-первых, это новые теракты и претворение турецкого шантажа об открытии коридора для мигрантов в реальность, как и сказано в статье. Во-вторых, это дополнительные экономические кризисы, например, очередная угроза дефолта Греции.

В-третьих, если администрация Трампа начнет поощрять евроскептиков, это может негативно сказаться на единстве ЕС. Кстати, есть факторы, которые говорят в пользу такого развития событий. Человек, который во многом стоял за Brexit, лидер Партии независимости Соединённого Королевства (UKIP) Найджел Фарадж, переехал в США и консультировал Трампа во время предвыборной кампании.

До последнего времени ЕС критиковал Россию за то, что она способствует усилению евроскептиков. Но не исключено, что в следующем году этим будут заниматься именно США.

Наконец, даже если не пройдет Марин Ле Пен, а «Альтернатива для Германии» наберет меньше голосов в Бундестаг, чем планировалось, их идеология все равно будет усиливаться. А это значит, что даже партиям истеблишмента, для того, чтобы от них избиратели не перетекали к протестным силам, придется в своей риторике использовать те же антимигрантские и евроскептические посылы, что и внесистемным партиям. И это будет накладывать отпечаток на политику ЕС в целом.

Источник: "Свободная пресса"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.