Вы здесь

Трампа хотят заставить "санкционировать" самого себя - мнение

В случае введения Вашингтоном широкомасштабных санкций против России, холодная война покажется «детской забавой», — заявил в интервью Financial Times глава Сбербанка Герман Греф.

Греф назвал «нерациональным» шагом возможное отключение России от межбанковской системы SWIFT в рамках новых ограничительных мер со стороны США.

Издание напоминает, что в пользу отключения России от SWIFT западные политики высказываются с 2014 года, когда были введены первые антироссийские санкции из-за кризиса на Украине. Сегодня из-за ухудшения отношений Москвы и Вашингтона существует вероятность, что политики вновь вернутся к рассмотрению этой инициативы.

Международная межбанковская система SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunication) объединяет более 10 тыс. банковских и финансовых организаций в 210 странах мира. Ежегодно через SWIFT проходит 4 млрд платежных поручений.

6 октября в SWIFT заявили, что не намерены отключать Россию от своих услуг, несмотря на оказываемое на нее давлении. Сообщалось, что компания занимает позицию нейтралитета и не собирается принимать односторонних решений об отключении какой-либо страны. Отключение может произойти в случае, если соответствующее решение примут власти ЕС.

Как в таком случае воспринимать предостережение одного из ведущих банкиров страны? Почему Греф говорит об этом сегодня? Он чего-то реально опасается? На основании чего?

По словам политического аналитика международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислава Бышка, словосочетание «новая Холодная война» сегодня стало общим местом в описании текущих отношений России и Запада.

— Насколько оно соответствует реальности, вопрос отдельный, ведь в период Холодной войны 1.0 существовали более-менее понятные «правила игры» и более-менее признаваемые сферы интересов двух сверхдержав, США и СССР. Сегодня же этого нет, а участники противостояния, во-первых, заявляют, что сами, со своей стороны, никаких агрессивных действий не ведут, но лишь реагируют на недружественные шаги партнёров-оппонентов, а, во-вторых, как представляется, отказываются признавать само понятие «сфера интересов». Это, действительно, существенно хуже, чем было в эпоху Холодной войны 1.0.

Что же касается самого Германа Грефа, то это чиновник достаточно высокого уровня, поэтому ему ненужно специально привлекать к себе внимание кого-то на Западе. Профильные структуры и чиновники и так следят за его заявлениями, хотя бы просто по долгу службы.

«СП»: — Почему это звучит сейчас? Существует реальная «опасность» масштабных санкций?

— С точки зрения положения дел на Донбассе и в Крыму, с которых, собственно, и началась нынешняя санкционная кампания, никаких новых масштабных санкций ожидать не следует. Более того, логичнее было бы их начать постепенно отменять. Но международные отношения не всегда строятся в русле формальной логики и, кроме того, часто связаны со внутренними делами в странах-участницах этих отношений. Так, сегодня президент Трамп испытывает серьёзное давление со стороны республиканско-демократического антироссийского консенсуса. Россия, заметим, — это одна из очень немногих тем, где вечно конфликтующие демократы и республиканцы поют практически в унисон. В этой связи исключать новых американских санкций я бы не стал. Но связаны они будут не с Украиной, а с обвинениями по поводу якобы имевшего место влияния Москвы на выборы в США. И пикантной подробностью этой абсурдистской ситуации будет являться то, что новые санкции должен будет утверждать политик, который, исходя из логики обвинений, как раз и стал президентом благодаря «русскому влиянию».

«СП»: — Чем грозит отключение России от межбанковской системы SWIFT? Пойдет ли Запад на это?

— Россия плотно встроена в мировую экономику. Кто-то говорит о необходимости перехода к ориентации на внутренние рынки, поскольку у страны есть потенциал к большей самодостаточности, но пока мы имеем то, что имеем. Система SWIFT делает экономические транзакции в условиях глобальной экономики более удобными. Отключение от этой системы не смертельно, но некомфортно. Примерно как переход от современного оптоволоконного Интернет-соединения к тому, которое шло через модем и телефонную линию, блокируя на время соединения её работу.

Система SWIFT — это действительно «бизнес и ничего личного». Она существует за счёт процентов от транзакций. Чем больше транзакций, тем лучше для системы. Отказываться от такого большого и активного клиента, как Россия, даже под давлением, было бы нелепо. Вот если Вашингтон пригрозит сам выйти из этой системы и поставит условие «или мы — или Россия», то у нас нет шансов. Но поскольку в Белом доме на такую нелепость не пойдут, можно здесь быть спокойными. При этом, однако, развитие собственной платёжной системы «Мир» — начинание полезное. На всякий случай нужно такую систему иметь. Как, кстати, и какой-нибудь «свой» Интернет.

«СП»: — Что еще осталось в арсенале у Запада, если все остальное не подействует?

— Санкции можно углублять и расширять достаточно ещё долго. У российской экономики, благо, много секторов, а граждан — 144 миллиона. Более того, если даже предположить, что были «русские хакеры», которые каким-то образом повлияли на выборы президента США (что, учитывая двухступенчатую процедуру этих выборов вообще практически неосуществимо), то не совсем понятно, с точки зрения, скажем, юриспруденции, как за это можно «наказывать» страну, во-первых, на неопределённо долгий срок, а, во-вторых, постоянно пересматривая и ужесточая уже назначенный «штраф».

Если же брать блок санкций, связанный с Крымом и Донбассом, то первая его часть вообще не подлежит какой-либо дискуссии, ведь единственное требование санкционирующей стороны «верните Крым Украине» невыполнимо. Решение же второго вопроса зависит не только от Москвы. Кроме того, учитывая относительное спокойствие на фронтах, особенно в сравнении с теми временами, когда санкции вводились, неясно, за что же вводить новые «штрафы».

«СП»: — Услышат ли призыв Грефа на Западе? Помогут ли эти предостережения?

— Греф по сути сказал ровно следующее: если вы введёте новые санкции, мы будем отвечать. Здесь особой угрозы нет, есть просто обозначение и так понятной перспективы. Брюсселю, насколько я могу судить, продолжение эскалации с Москвой нежелательно, даже фейк-ньюс про спонсирование Россией каталонского сепаратизма, как можно видеть, особенно не был подхвачен. Вашингтон, будучи экономически в гораздо меньшей степени зависим от кооперации с Россией, может продолжить гнуть свою линию даже без поддержки своих союзников из Брюсселя.

«СП»: — Что Греф имеет в виду под последствиями помасштабнее «холодной войны»? Чем может ответить Россия?

— Можно выйти из совместных с США космических программ, но вряд ли такое решение находится в компетенции главы «Сбербанка». «Масштабнее холодной войны» может быть война горячая, но, опять же, она, во-первых, не в компетенции спикера, а, во-вторых, в условиях гарантированного взаимного уничтожения маловероятна, к счастью. Пока Вашингтон опасается атаковать даже Северную Корею. Поэтому слова Грефа — в большей степени фигура речи. Рациональное же зерно таково: существует мнение, что чем плотнее страны связаны друг с другом экономически, тем меньше вероятность войны между ними. Это приятное мнение, хотя ещё в 1914 году опровергнутое Первой мировой войной.

Источник: «Свободная пресса»

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.