Вы здесь

Страны Персидского залива могут подвергнуться массированному иранскому удару – Рауф Раджабов

Новости-Азербайджан, Роман Темников. Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с главным редактором Информационно-аналитического агентства 3rd view, политическим аналитиком Рауфом Раджабовым:

- В чем причины начала волны революций, наблюдаемых сейчас в странах Северной Африки и на Ближнем Востоке?

- Можно констатировать, что египетские военные, не желая доводить ситуацию в стране до анархии и увеличивать авторитет организации «Братья-мусульмане», вынудили экс-президента Хосни Мубарака подать в отставку. К примеру, на парламентских выборах 2005 года члены группировки «Братья - мусульмане» получили по официальным данным около пятой части мест, хотя в реальности и того больше. Кстати, цель группировки – формирование в Египте исламского государства.

Однако возникает вопрос: кто возглавит Египет в результате президентских выборов, которые пройдут в сентябре 2011 года? Не секрет, что США и ЕС желают видеть в этой роли прозападного кандидата. И эту роль мог бы выполнить бывший руководитель МАГАТЭ Мохамед аль-Барадеи. Однако, как показывает ход событий в Египте, Барадеи не устраивает США. В частности, Барадеи не поддерживал санкции против Исламской Республики Иран (ИРИ), а также он не считает организацию «Братья- мусульмане» радикальной группировкой. Следует отметить, что 30 января текущего года несколько египетских политических движений, в том числе и «Братья - мусульмане», призвали Барадеи сформировать временное правительство. Поэтому уже сегодня можно предположить, что будущие выборы в Египте будут частично свободными, т.к. если к власти придут националисты, то это поставит под угрозу не только Израиль, но и геополитические интересы США в регионе. Следовательно, выходит, что президентом будет избран нынешний министр обороны и одновременно председатель Военного Совета генерал Тантауи, назначенец Хосни Мубарака?

- Насколько большую роль в процессах в арабских странах играют исламисты?

- Так, в Тунисе обострилась дискуссия о будущей роли исламистских сил в стране. Во время «жасминовой революции» исламисты, как и ведущие оппозиционные партии, играли второстепенную роль. Однако 30 января текущего года лидер запрещенной в Тунисе исламистской партии «Ан-Нахта» («Возрождение») Рашид аль-Ганнуши, находившийся в эмиграции в Лондоне, вернулся в Тунис. Согласно высказываниям временно исполняющего обязанности главы государства спикера парламента Фуада Мебазаа, к политическим преобразованиям в Тунисе будут допущены все без исключения политические силы. А это значит, что исламисты могут получить поддержку среди бедных слоев населения. Вопрос лишь в том, насколько масштабной может оказаться эта поддержка. Правда, Рашид аль-Ганнуши в интервью арабской телекомпании «Аль-Джазира» заявил, что его партия выступает за демократические преобразования и соблюдение прав человека, исходя из исламских убеждений. Агентству AFP он заявил, что его партия никакой «воинствующей угрозы» не представляет, а скорее сравнима с турецкой правящей партией.

Хотя, на пути к участию исламистов в руководстве страной пока стоят и правовые препятствия. В частности, согласно ныне действующей Конституции, партии религиозного толка в Тунисе запрещены. И вероятно, что будут внесены соответствующие поправки в действующую Конституцию страны. И если учесть, что большинство населения в Тунисе считает приоритетными исламские ценности, то «Ан-Нахда» способна играть ведущую роль в общественно-политической жизни Туниса. Одно не вызывает сомнений. Один из важных уроков «жасминовой революции» в Тунисе заключается в том, что она опровергла устоявшееся мнение о неготовности арабского общества к демократическим преобразованиям. И Рашид аль-Ганнуши не может не считаться с этим аргументом. 

К примеру, в Алжире действуют боевые группы экстремисткой организации «Братья- мусульмане», а в Йемене – ячейка «Аль-Каиды», имеющая многочисленные боевые отряды. Правда, в Саудовской Аравии недовольство жителей страны с каждым днем растет. Но главная причина недовольства саудийцев вызвана не социально-экономическими проблемами (в Саудовской Аравии один из самых высоких уровней жизни в исламском мире), а медленным внедрением в жизнь страны западных ценностей. Особое недовольство саудийцев вызывают военные базы США, где филиппинские проститутки оказывают «услуги» сотрудникам американских баз и их гостям.

- Насколько ситуация в Ливане отличается от происходящего в арабских странах?

- Ситуация в Ливане в корне отличается от того, что происходило в Тунисе или происходит в Египте. Так, Назначение Наджиба Микати, сторонника шиитской группировки «Хезболлах», на пост премьер-министра Ливана не нарушает закон о религиозном представительстве на верховных должностях в стране. В частности, по действующей в Ливане системе разделения властей, пост премьер-министра должен занимать суннит, пост президента – христианин-маронит, а спикера парламента – шиит. Микати – суннит по вероисповеданию. Кроме того, Микати – ливанский бизнесмен-миллиардер, получивший образование в США. Однако, проблема Микати в том, что «Хезболлах» пользуется поддержкой Исламской Республики Иран (ИРИ) и Сирии. В частности, в США «Хезболлах» включена в официальный список международных террористических организаций. Если Сирия и ИРИ и дальше будут поддерживать правительство Микати, то правительство Ливана не будет вызывать доверия у международного сообщества. А если первым шагом нового правительства Ливана станет борьба с международным трибуналом, оно окажется в изоляции.

Как ни странно, ХАМАС при всей своей радикальности и приверженности к насильственным способам достижения своих целей, а именно – полной независимости Палестины и отсутствии средств, обладает необходимой легитимностью и пользуется поддержкой населения. Поэтому необходимо воспользоваться фактором ХАМАС в решении вопроса палестино-еврейского противостояния и вовлечь в переговорный процесс. ХАМАС должен иметь возможность легального позиционирования с тем, чем они не согласны. А не при помощи «Кассамов» и терактов, а путем цивилизованного диалога. Чем дольше они будут находиться за рамками цивилизованного диалога, тем больше будут радикализироваться. Происходящие события в арабском мире придают ХАМАС больше силы и больше легитимности по сравнению с Махмудом Аббасом, давно уже потерявшим всякую легитимность.

- Как события в арабском мире могут повлиять на ситуацию в Иране?

- Если в отношении событий в Тунисе и Египте администрация президента США Барака Обамы проявила медлительность, то в случае с ИРИ официальный Вашингтон допустил оплошность. В частности, американский госсекретарь Хиллари Клинтон заявила о поддержке Белым Домом акций «Зеленого движения». Именно данное обстоятельство и дало правовое основание руководству ИРИ назвать демонстрантов мятежниками. Иными словами, если демонстрации в 2009 году в ИРИ квалифицировались как элемент внутриполитической борьбы, то события 14-15 февраля 2011 года объявлены официальным Тегераном попыткой прямого вмешательства США и Израиля во внутренние дела страны с целью насильственного изменения власти. Кстати, тысячи сторонников правительства ИРИ, присутствовавшие на похоронах студента Тегеранского университета искусств Сане Залеха, погибшего во время акции иранской оппозиции, потребовали от руководства ИРИ сурово наказать лидеров «Зеленого движения» Мехди Карруби, Мир-Хоссейна Мусави, Мохаммада Хатами и Аятоллу Занджани. Правда, Мусави 15 февраля текущего года заявил, что он по сей день верен учению Аятоллы Хомейни, иными словами, Мусави стремится отмежеваться от такой поддержки. Тем более что оппозиционное «Зеленое движение» не выступает против иранской ядерной программы.

Символично, что спикер иранского парламента Али Лариджани (по нашей версии, будущий президент Ирана) заявил, что Мусави и Карруби попали в капкан, расставленный США, и должны быть повешены. Иными словами, Лариджани обозначил будущее лидеров иранской оппозиции. Так, иранский парламент принял решение о создании специальной комиссии по расследованию событий 14-15 февраля 2011 года. И Лариджани постарается довести следствие до логического конца. Правда, тройку лидеров «Зеленого движения» вешать не станут, но по всей стране уже начались аресты активистов «Зеленого движения». Что же касается ее лидеров, то они будут объявлены врагами иранского народа, и их судьбу решит суд.

- Какую роль этнические меньшинства Ирана могли бы сыграть во внутриполитической жизни Ирана?

- Сегодня на территории ИРИ проживает по разным оценкам от 25 до 35 млн. этнических азербайджанцев. По словам председателя Комитета Национального движения Южного Азербайджана Джахандара Байоглу, сегодня, когда национальное движение тюрков на юге Азербайджана переживает, несмотря на репрессии иранских властей, подъем, особенно важно, чтобы проблемы азербайджанских тюрков ИРИ обсуждали братья с севера, равно как и азербайджанцы Европы и США. По его словам, муллократия старается ассимилировать азербайджанских тюрок ИРИ, выдвигая на первый план религию и обезличивая национальную составляющую, и говорит о едином иранском народе, которого, на самом деле, нет. Официальный Вашингтон заинтересован в демократизации Южного Азербайджана с участием официального Баку, что равнозначно косвенному участию Азербайджанской Республики (АР) в антииранской коалиции. В частности, в США проживает лидер «Движения национального пробуждения Южного Азербайджана» Махмудали Чехраганлы, который в час «Х» готов участвовать в реализации американского плана. Кроме того, в борьбе за самоопределение азербайджанцев ИРИ заинтересован и Израиль. Имеет свой интерес в Южном Азербайджане и Турция. При этом интерес официальной Анкары – это не следование в фарватере американской политики. Так, ирано-американо-израильская война может принести Турции геополитические дивиденды: от создания на севере ИРИ тюркской автономии до создания полноценного независимого государства. Все упирается в следующее: совпадают ли геополитические и геостратегические интересы США, Израиля и Турции по данному вопросу, а также насколько действия США, Израиля и Турции и акции азербайджанцев ИРИ окажутся слаженными. Можно констатировать, что в среднесрочной перспективе ни по первому, ни по второму вопросам США, Израилю и Турции консенсуса не достичь.

В ИРИ курды также лишены права на национальное самоопределение. И лидеров, и  активистов курдских оппозиционных организаций преследуют не только на территории страны, но и за ее пределами (в Ираке, Сирии и Турции). После вторжения войск США и их союзников в Ирак, Израиль активно поддерживает процесс становления Курдской автономии на севере Ирака. Мотивация подобной политики объясняется стремлением Израиля через курдский вопрос ослабить позиции, как Сирии, так и ИРИ. Следует отметить, что курды, в отличие от азербайджанцев ИРИ, сепаратисты, и их борьба выходит за рамки борьбы за демократизацию ИРИ. По мнению экспертов, вооруженное сопротивление иранских курдов в настоящее время приостановлено. Однако эксперты считают, что среди всех иранских оппозиционных групп, курдские силы являются наиболее организованными и укоренившимися среди населения. Поэтому официальный Вашингтон в час «Х» способен разыграть в ИРИ «курдскую карту». Но позволят ли США пойти на данный шаг ИРИ, Турция и Сирия? Однозначно, нет.     

- Как будут развиваться события в Марокко, Йемене и странах Персидского залива?

- События в Йемене могут осложниться еще и тем, что пока в них не вмешались исламские радикалы. Как известно, военные базы радикалов на Аравийском полуострове размещены именно в Йемене. Кстати говоря, именно в Йемене готовят боевиков, действующих в Саудовской Аравии, Сомали, Афганистане и Пакистане. 
Поэтому, если события в Йемене будут меняться не в пользу повстанцев, то они получат поддержку радикалов, что приведет к гражданской войне. Эта война легализует радикалов Йемена и всю сеть радикалов – «Аль-Каиду», так как радикалы Йемена являются одним из сильнейших звеньев «Аль-Каиды».

Дальнейшее развитие событий в арабском мире может отразиться на Марокко. Тут это может привести к окончательной независимости Западной Сахары и признании ее независимости остальным миром.

В опубликованном 18 февраля 2011 года коммюнике по итогам совещания Глав МИД стран-членов ССАГПЗ говорится, что в соответствии с принципом коллективной безопасности ССАГПЗ «все представители ССАГПЗ в едином строю выступят против любой опасности, угрожающей кому-либо из членов организации». Более того, Совет подтвердил «полную поддержку Бахрейну в области политики, экономики, безопасности и обороны», обозначив при этом сохранение стабильности и безопасности Бахрейна «коллективной ответственностью». Страны-члены ССАПГЗ также выступили «против любого иностранного вмешательства в дела Бахрейна», подчеркнув, что они рассматривают «подрыв безопасности и стабильности королевства как посягательство на безопасность и стабильность всех стран, входящих в ССАГПЗ». Главы МИД ССАГПЗ также приветствовали реформы, которые осуществляет король Бахрейна Хамад бен Иса Аль Халифа.

Правда, главы МИД ССАГПЗ принятым коммюнике де-юре поддержали власти Бахрейна, обвинившие организаторов антиправительственных манифестаций в попытке государственного переворота и сотрудничестве со спецслужбами Исламской Республикой Иран (ИРИ). Однако, в итоговом тесте коммюнике страны-члены Совета, не достигнув консенсуса, ограничились лишь тем, что выступили «против любого иностранного вмешательства в дела Бахрейна». Кстати, в электронных и печатных СМИ Саудовской Аравии и ОАЭ открыто звучали обвинения в адрес официального Тегерана в пособничестве шиитам Бахрейна. Правда, официальный Тегеран отслеживает события в Бахрейне, где базируется 5-й флот ВМС США. Однако, по мнению иранских официальных лиц, ИРИ не имеет никакого отношения к событиям, происходящим в Бахрейне.

Ведь события в Бахрейне начались с демонстраций шиитов,  после они переросли в более широкие выступления. Согласно газете «Аш-Шарк Аль-Аусат», в Бахрейне наблюдается «единство между суннитами и шиитами». Представляется, руководство Бахрейна осознанно стремилось разыграть, как иранскую, так и межрелигиозную карты. Именно данным обстоятельством руководство Бахрейна объяснило использование силы против демонстрантов. 

Следует отметить, что страны-члены ССАГПЗ по всем важным региональным проблемам занимают единую позицию и проводят скоординированные действия, направленные на защиту интересов стран-членов Совета. Тем не менее, саммит в очередной раз продемонстрировал, что страны-члены ССАГПЗ не имеют единой позиции в отношении ИРИ. К примеру, Саудовская Аравия позиционирует ИРИ, т.к. обе страны претендуют на лидерство в регионе. В свою очередь ОАЭ не может смириться с тем, что ИРИ примерно 40 лет назад захватила острова Абу Муса, Большой и Малый Томб в Персидском заливе, принадлежавших одному из эмиратов. Катар же стремится проводить диалог с ИРИ, т.к. делит с официальным Тегераном крупнейшее газовое месторождение «Южный Парс». Позитивно к ИРИ настроен и Оман. Так, ВМС Омана и ИРИ в мае 2012 года проведут очередные совместные военные учения. Кстати, ИРИ и Оман уже дважды проводили учения по оказанию помощи и спасательным работам на море. Последний раз учения прошли 9 февраля 2011 года. Но между странами Залива и ИРИ сохраняется напряженность по проблеме иранской ядерной программы.  Вместе с тем, страны ССАГПЗ не желают американо-израильского упреждающего ракетно-бомбового удара по стратегическим объектам на территории ИРИ, т.к. на территории стран Залива размещены многочисленные базы США. Иными словами, страны залива подвергнутся массированному иранскому удару. Следовательно, поэтому арабские страны Персидского залива ни при каких обстоятельствах не поддержат открытую антииранскую позицию  Саудовской Аравии. Вероятно, страны ССАГПЗ будут продвигать инициативу создания системы региональной безопасности, в которую могли бы войти ИРИ и Ирак.

Король Бахрейна шейх Хамад бен Иса Аль-Халифа поручил своему сыну принцу шейху Салману бин Хамаду аль-Халифе провести переговоры со всеми без исключения политическими силами страны. В этой связи следует обозначить основные требования оппозиции: во-первых, принятие Конституции, согласованной с народом Бахрейна (имеется в виду переход страны к конституционной монархии), во-вторых, освобождение всех политзаключенных, в-третьих, пост премьер-министра должен быть выборным, в-четвертых, ликвидация дискриминации шиитов, в-пятых, отказ от практики предоставления гражданства по политическим мотивам. И руководство Бахрейна вряд ли выполнит все требования оппозиции, за исключением освобождения политзаключенных и наказания виновных в убийстве мирных демонстрантов.

Следовательно, уход влиятельной фракции оппозиции – объединения «Аль-Вифак» из парламента страны может привести к парламентскому кризису. Тем более что верхняя назначаемая палата парламента страны состоит из одних женщин, христиан и евреев. Кроме того, «Аль-Вифак» будет стремиться изменить и миграционную политику властей Бахрейна, т.к. по мнению лидера шиитской оппозиции Абдула Джалила Халила, правительство страны пытается изменить демографическую ситуацию в Бахрейне, облегчив получение гражданства иностранцам-суннитам, хотя представители шиитов практически лишены возможности обрести подданство Бахрейна. Руководство Бахрейна тем самым желает искусственно изменить соотношение между суннитами и шиитами в пользу суннитов.

Кстати, страны Персидского залива с замиранием сердца ожидают завершения внутриполитической борьбы в Бахрейне. Если шиитская оппозиция добьется реализации своих требований, то есть введения парламентской монархии с рычагами, ограничивающими исполнительную власть, то «бахрейнский прецедент» распространится на остальные страны Залива, за исключением Катара. Руководство Катара, в отличие от других арабских стран Персидского залива, еще накануне саммита приветствовало революцию в Тунисе и Египте. К примеру, СМИ Катара пишут об историческом значении событий в Египте, которые они сравнивают с падением Берлинской стены. И общественность Катара считает, что перемены, которые начались в Тунисе и Египте, затронут весь Ближний Восток. Символично, что именно Катарский телеканал «Аль-Джазира» все время, пока продолжались демонстрации и выступления протеста на площади Ат-Тахрир в Каире, последовательно поддерживал египетскую оппозицию и обеспечивал ее реальной возможностью влиять на умы миллионов граждан не только в Египте, но и практически во всех арабских странах.  

По оценкам арабских и иранских экспертов, позиция Катара объясняется тем, что Катар стремится играть ведущую роль как на мировом энергетическом рынке (10% мировых запасов газа), так и в мусульманском мире. В частности, Катар выступает в качестве серьезного посредника при решении конфликтов в Судане (провинция Дарфур), Йемене, в достижении национального примирения в Ливане. Кроме того, Катар также стремится быть эффективным посредником между Палестиной и Израилем. И вполне закономерно, что соревнования чемпионата мира по футболу в 2022 году пройдут в Катаре.

Недаром в настоящее время осуществляется визит адмирала Мулена – руководителя объединенного комитета начальников штабов США. Он объезжает все страны Персидского залива, выясняя, насколько устойчивы там династические режимы, так как победа шиитской оппозиции в Бахрейне выгодна Ирану. И это вызывает объективную обеспокоенность как США и ЕС, так и всех стран Персидского залива. Одно несомненно: смена политической власти в Бахрейне и Саудовской Аравии приведет к исламской радикализализации: распространению и утверждению иранского политического шиизма и саудистского салафизма.  

- Чего хочет арабский мир?

-  Арабский мир сегодня требует своего участия в  геополитических и геоэкономических процессах, происходящих в мире. Во-первых, стремление быть представленным в СБ ООН, который уже давно трансформировался в закрытый клуб. Во-вторых, утверждение новой модели взаимоотношений между арабским миром и «сильными мира сего». Ведь что мы имеем на сегодня: арабские страны должны добывать углеводородное сырье, обеспечивать своих соседей дешевой рабочей силой, создавать рынки сбыта импортной продукции, а также приобретать на десятки миллиардов долларов оружия и военной техники для поддержания авторитарных режимов.

Естественно, что молодые силы в арабском мире не желают более сохранения сложившегося порядка вещей. Но тут возникает другой вопрос – а готов ли остальной мир к изменению сложившейся конфигурации? Она же отвечает геополитическим и геоэкономическим интересам остального мира. Поэтому ответы необходимо искать не в арабском мире, а в Брюсселе, Вашингтоне, Москве, Пекине, Токио, Дели и т.д.
И от того, насколько быстро указанные мною мировые центры дадут ответ о своей готовности к изменению сложившейся конфигурации, зависит начало новой истории.

Можно констатировать, что страны арабского мира ожидают перемен: во-первых, процесс смены режимов будет продолжен, во-вторых, будут расширены полномочия парламентов, в-третьих,  в этих странах будет формироваться дееспособная многопартийная система.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.