Вы здесь

Станислав Бышок: Союзному государству нужна общая идентичность

Приветственное слово на конференции «Вектор развития Союзного государства Беларуси и России и историческая ретроспектива российско-белорусских отношений», прошедшей в МГУ им. М.В. Ломоносова 15.04.2019

Уважаемые коллеги, разрешите поприветствовать вас от имени Гражданской инициативы «Союз»!

Инициатива ставит своей целью всемерное содействие белорусско-российской интеграции в рамках Союзного государства. Мы хотим видеть реализацию объединительного проекта через переход от партнёрских отношений двух соседних стран, что по факту имеет место на сегодняшний день, к формату Союзного государства в настоящем смысле слова – с собственным флагом, гербом, гимном, органами власти и международной правосубъектностью.

Для полноценной интеграции Минску и Москве следует решить множество задач, причём задачи эти относятся к различным уровням. Как все мы понимаем, то, что привлекает особое внимание СМИ и политических комментаторов, далеко не всегда имеет действительно большую значимость.

На союзный проект Беларуси и России можно взглянуть в более широком международном контексте. В наших краях существует убеждённость, далеко не всегда в достаточной степени рефлексируемая, что динамика политических трендов у нас – совсем иная, чем у наших западных соседей. Такая убеждённость идёт рука об руку с антизападной политической позицией. На Западе – одна жизнь, одни проблемы, у нас же – совсем другие, ими и будем заниматься. На мой взгляд, политические тренды в современном гиперинформационном мире расходятся по ойкумене не медленнее, чем новые «айфоны». Кроме того, собственно демократические институты и идеологии, а также в целом весь язык, которым мы оперируем, говоря о политических вопросах, пришли к нам с Запада.

Каковы современные политические тенденции у наших соседей из стран Европейского Союза и у наших партнёров из США? О чём сегодня спорят правые и левые? Спорят ли они о том, что частному бизнесу необходимо предоставить максимум свободы, а частной инициативе – право на творческую реализацию? Нет, с этим согласны не только правые, но и левые, а политик, который выступил бы с требованием национализации орудий производства или чем-то подобным, не мог бы рассчитывать на электоральную поддержку. Спорят ли политики о том, нужно ли сохранять социальные гарантии со стороны государства для всех граждан, в особенности малообеспеченных? Нет, с этим тоже согласны представители правых и левых. Иными словами, в социально-экономическом плане на сегодняшний день и правые, и левые занимают позицию левого центра, социал-демократическую. Есть какие-то споры о частностях, но в целом ценность многоукладной экономики и социального государства под сомнение не ставится?

Вокруг чего же ломают копья западные политические партии? Вокруг гуманитарных вопросов, вокруг вопросов идентичности – национальной, культурной, религиозной, цивилизационной. Кого включить в нацию и кого из неё исключить? На чём базируется нация? В чём заключается французскость, итальянскость или венгерскость? Должна ли нация обладать гомогенной культурой? Общим языком? Должна ли быть религиозной и есть в вопросах религии место государству? Разумеется, сюда же относятся вопросы семейной политики, сексуальности, демографии. Ребром стоит вопрос, в какой степени нация-государство должна открывать двери для мигрантов, будь это беженцы или, как чаще бывает, мигранты экономические? Как строить политику интеграции новых граждан, прибывших из стран с совершенно другой культурой? Если обязывать их интегрироваться, то какому именно набору правил и стереотипов поведения мигранты должны соответствовать? А может, следует отходить от идеалов нации-государства ХIХ и ХХ вв. и пытаться построить мультикультурные, инклюзивные общества? И, если так, то какой должна быть основа, скрепляющая всё это цветущее многообразие?

Возвращаясь к проблемам строительства белорусско-российского Союзного государства, можно обратить внимание, что гуманитарные вопросы, вопросы идентичности здесь стоят не менее остро, чем на Западе. Что объединяет Беларусь и Россию? На какой основе мы объединяемся? Кто-то обратит внимание на наши экономические связи. Наши связи сильны, однако Беларусь и Россия связана экономически и с другими странами тоже, при этом Союзное государство не предполагает расширение по линии экономического партнёрства. Кто-то укажет исторический опыт строительства единого государства – СССР. Да, но государство строили многие народы, которые после распада Советского Союза пошли каждый своим путём, некоторые из них – впервые в истории обретя протогосударственность именно внутри СССР. Но мы строим Союзное государство не с ними. Кто-то упомянет победу в Великой Отечественной войны – и снова возражением будет то, что война не является частью исторической памяти исключительно русских и белорусов.

То же относится и к Российской Империи, в которой были даже Польша с Финляндией. Более того, славяне в целом и восточные славяне в частности имеют свойство на протяжении веков входить в состав самых разных государственных образований, разных империй, далеко не все из которых славяне могли бы назвать «своими». Для Центральной и Восточной Европы вообще характерна перманентная нестабильность границ.

Православное христианство, безусловно, сыграло важную роль в формировании культуры русских и белорусов, но оно не является нашей эксклюзивной религией. Кроме того, исторически и на современном этапе православные христиане имеют весьма непростые отношения друг с другом, входят в разные военно-политические блоки. Нельзя забывать и об общем тренде на секуляризацию, который имеет место во всех индустриальных и постиндустриальных обществах. Россия и Беларусь здесь не исключение.

Что же нас объединяет? Что входит в понятие братских народов? Это – не экономические проблемы, которые в последнее время часто поднимаются в эфирах популярных ток-шоу. Это вопросы экзистенциальные, вопросы идентичности. Что составляет нашу идентичность, нашу самость? Есть ли что-то, остающееся неизменным и общим на протяжении веков истории наших народов? Насколько идея братских народов предполагает единую идентичность? А главное – есть ли у русских и белорусов, у наших стран положительный образ общего будущего? Ведь идентичность – это преемственность. Это не только идея о том, что мы как народы были и есть в своей целостности, но и о том, что мы будем существовать в будущем, равными самим себе.

Если мы найдём нашу общую идентичность, будущее Союзного государства Беларуси и России приобретёт ясные очертания, а значит – свершится.

С.О. Бышок, сопредседатель Гражданской инициативы «Союз»

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.