Вы здесь

Станислав Бышок об идеологических истоках гражданской войны на Украине

21-22 мая 2015 г. в Вене проходила конференция Ассоциации независимых журналистов за мир. На мероприятии, собравшем журналистов и экспертов из США, Германии, Италии, Франции, России, Израиля, Сербии, Черногории, Македонии и ЮАР, обсуждались текущие мировые военно-политические конфликты и их освещение в прессе. Участники конференции согласились с тем, что свобода прессы — необходимое, но не достаточное условие для её объективности.

Среди обсуждавшихся тем одной из основных стала война на Донбассе. Политический аналитик Международной организации по наблюдению за выборами CIS-EMO Станислав Бышок прочитал доклад об идеологических основах гражданской войны на Украине. 

Ниже приводится русский перевод доклада (английский оригинал здесь).

Уважаемые коллеги!

Я бы хотел поговорить с вами об идеологических истоках гражданской войны, которая продолжается на Украине.

В освещении конфликта со стороны СМИ, не говоря ничего об откровенной пропаганде или сознательной лжи, есть две укоренившиеся ошибочные предпосылки:

1) причина конфликта на Донбассе, который рассматривается многими как война чужими руками (proxy war) между Россией и США, прежде всего экономическая, а не политическая;

2) уровень радикального национализма в украинском обществе не выше, чем в российском; это только российские паникёры распространяют дезинформацию о том, что к власти на Украине пришли радикалы.

Давайте разберём оба этих предположения.

Однако прежде я бы хотел коротко рассказать вам о моём собственном опыте взаимодействия с радикальным украинским национализмом.

В 2012 г., будучи членом долговременной международной миссии по наблюдению за выборами, я находился на Украине, наблюдая за предвыборной кампанией в Верховную Раду. По итогам голосования радикально националистическая, антисемитская и открыто русофобская партия «Свобода», которая до этого рассматривалась почти всеми как партия-аутсайдер, набрала более 10% голосов (и 17% в Киеве). Победа «Свободы» стала главной неожиданностью для аналитиков и наблюдателей на тех выборах. Я же решил разузнать больше об истории партии, чтобы понять причину её невероятного успеха.

Так началось моё путешествие. Я узнал, что до 2004 г. партия носила названия Социал-национальной партии Украины, использовала соответствующие рунические символы, проводила факельные шествия, нападала на коммунистов и антифашистов и придерживалась соответствующей социал-националистической идеологии. История Социал-национальной партии началась в 1991 г. во Львове на Западной Украине.

В 2004 г. руководство партии, решившее поддержать прозападного либерал-демократического кандидата в президенты Виктора Ющенко, устроило ребрендинг. Они поменяли рунический логотип партии, сменили название с социал-национального на партию «Свобода», но их идеология осталась неизменной. Они остались социал-националистами, называющими своими героями сотрудничавших с нацистами украинских лидеров 1930-1940-х гг. Они по-прежнему считали Россию и русских извечными врагами украинской нации.

Однако больше всего меня как исследователя шокировали не идеологические постулаты «Свободы» и схожих политических движений. На самом деле главный шок пришёл из обычных учебников по истории Украины, которые я стал читать, чтобы подучить украинский. В учебниках, одобренных Министерством образования, я нашёл абсолютно те же – подчеркну, абсолютно те же – базовые концепции, что и в текстах радикальных украинских националистов. Например, я узнал, что жестокий национальный конфликт между украинцами и русскими начался в середине XII в., что первым организатором геноцида украинской нации русскими оккупантами был организован Петром I, что сами названия «Россия» и «русские» были украдены – именно украдены – московитами у «настоящих русских», которые жили на территории нынешней Украины, вследствие чего будущим украинцам (бывшим «настоящим русским») пришлось сменить название собственного народа – чтобы их не отождествляли с московитскими ворами. И так далее, и тому подобное.

Теперь, когда вы знакомы с некоторыми базовыми концепциями украинского исторического сознания, перейдём к текущему гражданскому конфликту в стране.

Общим местом является то, что экономические кризисы всегда сопутствуют экстремистским течениям в обществах или провоцируют их. Нехватка денег и перспектив трудоустройства, отсутствие уверенности в будущем заставляют людей искать врагов, как внешних, так и внутренних, которые, как люди верят, виновны во всех несчастиях их страны. Экстремистские тенденции, уже существующие в обществе, получают новый импульс в кризисные времена.
Украина это прекрасно демонстрирует. К тому времени, когда экономический и политический кризисы охватили страну, украинцы уже знали, кого следовало в них винить, - Россию и её «пятую колонну» в Украине.

Политический катаклизм, начавшийся полтора года назад и до сих пор не завершившийся, продемонстрировал две до некоторой степени противоположные тенденции в украинском обществе:

с одной стороны, это надежда на «возвращение в Европу», которая воспринималась как полная противоположность российским деспотизму и отсталости;

с другой стороны, это радикализация общества и расцвет агрессивных форм национализма.

Радикальный национализм и шовинизм проявляются в молчаливом одобрении обществом применения грубой силы и – затем – массовых убийств несогласных. Так, 2 мая 2014 г. в здании Дома профсоюзов в Одессе более 40-ка протестующих против революции Майдана были заживо сожжены коктейлями Молотова, которые кидали активисты «самообороны Майдана». Все украинские масс-медиа, а также пользователи соцсетей, как националистических, так и либерально-демократических взглядов, высказали тотальную поддержку случившейся резне. «Шашлык из колорадов» - так они назвали трагедию. Не было ни сострадания, ни раскаяния.

После массивных налётов украинской авиации на Лушанск 2 июня 2014 г. – это было самое начало так называемой «антитеррористической операции» - все телеканалы и соцсети заполнились фотографиями раненых и мёртвых местных жителей. Среди наиболее впечатляющих были фото и видео местной женщины-медика, которая, потеряв ноги в результате попадания осколка снаряда, умерла в агонии, прося помощи не для себя, а для тех, кто остался под обломками. «Мертвая самка колорадского сепаратиста» - так её назвали украинские пользователи соцсетей. Примите во внимание, что всё это произошло ещё до того, как полноценная война разразилась на Донбассе.

Радикализация украинского общества также проявляется во вспышке насилия против коммунистических активистов и лидеров. Так, лидер Коммунистической партии Украины Пётр Симоненко был вынужден снять свою кандидатуру со внеочередных выборов президента в 2014 г. Его машину атаковали активисты «самообороны Майдана», используя коктейли Молотова. Памятники Ленину разрушают по всей стране с момента победы Майдана. Офисы Компарии постоянно подвергаются атакам и поджигаются, мирные демонстрации коммунистов либо запрещаются, либо атакуются. Фракция коммунистов в Верховной Раде была распущена ещё перед досрочными парламентскими выборами.

Коммунистические и советские символы, которые традиционно использует Компартия Украины и далеко не только она, недавно были запрещены. Поднимается вопрос о полном запрете в стране коммунистической идеологии как таковой. Ведущие СМИ и политические лидеры обвиняют коммунистов и членов «Партии регионов», ранее бывшей правящей партией страны, в том, что они – «пятая колонна российского империализма в Украине».

Культурная сегрегация растёт вместе с экономическим кризисом. Русский язык, на которым говорит половина граждан Украины, с парламентской трибуны называют «языком оккупантов». Поскольку русский язык никак не поддерживается и не защищается законодательством страны, русскоязычная часть украинцев не имеет возможности обучаться на нём в государственных школах или использовать в гражданской деятельности. Унитарная позиция властей Украины – она страна, один язык – не даёт никаких надежд на то, что языковая проблема на Украине будет разрешена в ближайшее время.

Серьёзный экономический кризис и радикальная шовинистическая повестка, которую он усугубил, привели к масштабной ревизии истории Украины. Это относится, в частности, к истории Второй Мировой войны. Так, официальная историческая наука Украины называет единственными легитимными украинскими боевыми формированиями, действовавшими во время войны, добровольческую украинскую дивизию Ваффен-СС «Галичина» и коллаборационистскую Украинскую Повстанческую Армию Степана Бандеры и Романа Шухевича. Последняя была ответственна за массовые убийства польского и еврейского населения на оккупированной нацистами Западной Украине. Украинский президент Пётр Порошенко в своих последних обращениях к гражданам страны назвал УПА «истинными национальными героями и образцом доблести». Такое определение вызвало публичное негодование в России и, в меньшей степени, в Польше – но не в самой Украине, несмотря на то, что подавляющее большинство украинцев (за исключением жителей западных областей) воевало в рядах Красной Армии как против нацистских оккупантов, так и против их союзников из числа тех самых «истинных национальных героев». Эти обстоятельства наряду с рядом других показывают, как в стране работают системы образования и массовой информации (или, если хотите, дезинформации). Они действительно создают новый тип человека на основе негативной идентичности.

Добровольческие батальоны, участвующие в объявленной Киевом «антитеррористической операции» против Донецкого и Луганского регионов, открыто используют неонацистские символы и соответствующую идеологию. Даже наиболее популярное сейчас на Украине приветствие «Слава Украине – Героям слава» было принято в качестве официального Организацией украинских националистов Степана Бандеры в 1941 г. Приветствие тогда, правда, сопровождалось сходим с нацистским салютом.

Принимая во внимание вышеприведённые факты, можно до известной степени подойти к пониманию идеологических истоков гражданской войны на Украине.

В отличие от Крыма, подавляющее большинство жителей Донбасса не относили себя к русским до момента начала Киевом против них «антитеррористической операции». Да, они говорили по-русски, считали Россию братской страной, но при этом определяли себя как украинцев. Более того, сепаратистские тенденции на юго-востоке Украины (за исключением Крыма) были незначительны в сравнении с таковыми на западе страны. Например, общественно-политическое движение «Донецкая республика», лидеры которой сейчас и возглавляют самопровозглашённую республику, было малоизвестным даже в самом Донецке до госпереворота 2014 г. Таким образом, революция Евромайдана, с одной стороны, усугубила раскол в украинском обществе, а, с другой, ускорила (или запустила) процессы нацбилдинга как в подконтрольной Киеву Украине, так и в самопровозглашённых республиках Донбасса. 

Я подхожу к концу своего выступления. Я привёз с собой три книги, выпущенные фондом «Народная дипломатия», соавтором которых я являюсь. Первая называется «Евромайдан имени Степана Бандеры: От демократии к диктатуре» (в английском издании – «Neonazis & Euromaidan: From Democracy to Dictatorship») – да, в подзаголовке книги есть отсылка к Джину Шарпу. Работа посвящена развитию радикальных украинских националистических группировок, включая «Правый сектор» и партию «Свобода», с 1991 г. до наших дней, а также их роли в революции на Майдане.

Вторая книга называется «Демократия под огнём: Выборы в народных республиках Донбасса» (в английском издании - «Ukraine after Euromaidan: Democracy under Fire»). Она посвящена цепи событий, последовавших за государственным переворотом, включая войну на востоке Украины, провозглашение Донецкой и Луганской народных республик, а также проведение в них местных выборов.

Третья брошюра, пока не переведённая на английский, - это экспертный доклад «Экстремистские движения в России и украинский кризис»*. Данный доклад – попытка проследить связи между украинскими и российскими радикалами, оценить уровень влияния украинского кризиса на внутрироссийское политическое поле боя. В отличие от других исследователей экстремизма, мы фокусируем наше внимание не только на крайне-правых группировках, но также на радикальных левых, исламистах и либеральной оппозиции, которая, к слову, оказалась наиболее радикализированной в связи с украинскими событиями политической группой. Но это не тема моего сегодняшнего выступления.

Спасибо за внимание.

_____________________

* При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 25.07.2014 № 243-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.