Вы здесь

Станислав Бышок о наблюдении за парламентскими выборами в Молдавии в рамках БДИПЧ ОБСЕ

Исполнительный директор мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок делится своими впечатлениями от краткосрочного наблюдения в рамках миссии БДИПЧ ОБСЕ за парламентскими выборами в Молдавии, состоявшимися 24 февраля 2019 г.

1. У Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ существует своя методология наблюдения за электоральными процессами в зоне своей ответственности. Методология постоянно обкатывалась с начала 1990-х гг., когда организация впервые мониторила выборы в Албании. Наблюдатели на каждых выборах делятся на основную команду, долгосрочных и краткосрочных мониторщиков. Первые две группы работают в стране интереса от месяца и больше, краткосрочные же наблюдатели — около недели. Группы набираются из участников, представляющих различные государства-члены ОБСЕ, и ранжируются по странам и полам с целью обеспечения разнообразия и независимости оценок. В основной команде молдавской миссии был председатель и 11 экспертов по разным направлениям (избирательное законодательство, политический анализ, медиа-анализ, безопасность и др.), долгосрочных наблюдателей было 28, краткосрочных — 200.

2. Задачей основной команды наблюдателей является сбор базовой информации о предвыборной ситуации в стране, что происходит, в частности, через анализ СМИ и многочисленные интервью с политиками, официальными лицами и представителями гражданского общества. Основная команда находится в столице соответствующего государства, в нашем случае — в Кишинёве. Долгосрочные наблюдатели, работающие в парах, через несколько дней после прибытия в столицу выдвигаются в те регионы, где им предстоит работать (в методологии мониторинга БДИПЧ ОБСЕ прописана необходимость максимально возможного географического и демографического охвата страны). Долгосрочники встречаются с представителями власти, избирательных структур и гражданскими активистами на местах, а также готовят всё необходимое для прибытия собственно краткосрочников: договариваются об аренде жилья, доставке наблюдателей из столицы в регион и обратно, собеседуют водителей и переводчиков, которые будут работать с краткосрочниками на выборах.

3. Из России за четыре дня до выборов прибыло порядка 30 наблюдателей, большинство из которых уже принимали участие в мониторинге по линии БДИПЧ ОБСЕ. Для меня же это был новый опыт. По прибытии в аэропорт Кишинёва нам раздали материалы, из которых мы узнали, в каких регионах будем работать, кто будет нашими напарниками (как и долгосрочники, краткосрочники работают в парах) и в каких гостиницах располагаемся. Оказалось, что я остаюсь наблюдать в Кишинёве, а моей напарницей будет гражданка Румынии. До этого с румынами общаться не приходилось.

4. Следующий день был посвящён инструктажу, который, как и всё в миссиях БДИПЧ ОБСЕ, ведётся на английском языке. Представители основной группы и приехавшие в Кишинёв долгосрочники рассказывали краткосрочникам об особенностях политической системы Молдавии, специфике избирательного законодательства и текущих общественно-политических и демографических трендах страны. В последнем был отмечен интересный момент, связанный со взрывным ростом процента румын в населении Молдавии по сравнению с 1991 г. История эта, как несложно догадаться, связана не с миграцией или высокой рождаемостью у этой этнической группы, а с изменением идентичности части собственно молдаван. В контексте информационного ландшафта страны было отмечено присутствие (про)российских медиа и проблема фейковых новостей, при этом проевропейские (или проевросоюзовские) медиа, которых, очевидно, большинство, и их повестка не были обозначены как фактор, влияющий на электоральное поведение граждан.

5. Каждая из команд краткосрочных наблюдателей в тот же день должна была встретиться с подобранными долгосрочниками переводчиками и водителями и договориться с ними о дальнейшей работе. Переводчики — обязательная составляющая миссий БДИПЧ ОБСЕ даже в том случае, если оба наблюдателя говорят на принятых в стране наблюдения языках (собственно, румынском и русском). Рассказывают, что и в Белоруссии наблюдатели должны иметь белорусско-английского переводчика, даже если оба владеют русским языком. Таковы правила. Впрочем, переводчик может быть полезен для понимания общей картины событий в зоне наблюдения. Вечером те команды наблюдателей, которые не оставались в Кишинёве, вместе со своими переводчиками отправлялись в соответствующие регионы для размещения в подготовленных долгосрочниками гостиницах.

6. На следующий день, последний перед выборами, пары краткосрочных наблюдателей ездили по тем участкам, на которых им завтра предстояло работать. Необходимо было разведать местность, чтобы потом не плутать, а заодно и познакомиться с членами участковых избирательных комиссий. На большинстве точек процесс подготовки шёл полным ходом — члены комиссий готовили помещения, развешивали на стенах необходимую информацию, расставляли складные избирательные кабинки и пересчитывали бюллетени. Избирателям в день выборов их выдавалось целых четыре штуки: два парламентских (партийные списки и одномандатные округа) и два по вопросам референдумов (о сокращении числа депутатов с нынешних 101 до 61 и о возможности отзыва депутатов, не соблюдающих собственные предвыборные обещания).

7. В день выборов нам предстояло посетить 12 избирательных участков (с перерывом на подкрепиться, ибо обед — по расписанию), на каждом из которых следовало пробыть 30-40 минут. Участки открывались в 7.00 и работали до 21.00. На свою первую точку мы прибыли в 6.25 для того, чтобы зафиксировать последние приготовления (распаковка бюллетеней, пломбирование избирательных урн и пр.) и собственно открытие участка. К началу голосования на участке помимо нас также присутствовало полдюжины наблюдателей от политических партий и общественных организаций — такая же картина будет и на других участках, что мы посетим в этот день. Всю информацию о своих наблюдениях на точках наблюдатели-краткосрочники фиксируют в специальных блокнотах с помощью электронных ручек, связанных с телефонами, которые, в свою очередь, оперативно передают информацию в штаб-квартиру БДИПЧ ОБСЕ в Варшаве. Таким образом, организация в режиме реального времени фиксирует результаты деятельности своих наблюдателей, информация оперативно обрабатывается, а к полудню следующего дня уже публикуется в виде предварительных результатов работы миссии.

8. Если с открытием участков всё было спокойно и легко, то на последнем, 12-м участке наблюдателям приходится задерживаться надолго, потому что на нём необходимо фиксировать не только процесс голосования, но и процедуру подсчёта голосов и отправки результатов голосования в территориальную избирательную комиссию, в которую наблюдатели также направляются вслед за членами УИК. Наш последний участок располагался в зрительном зале детского театра: стулья были передвинуты ближе к сцене для того, чтобы освободить место, а членами комиссии выступили актёры самого театра, что в некоторых моментах придавало действию особый драматизм и динамику. Когда в 21.00 участок закрыли и начался подсчёт голосов, казалось, что всё пройдёт быстро, но по факту процесс затянулся на три с половиной, а то и четыре часа в силу необходимости ручного подсчёта большого количества бюллетеней, часть из которых из-за специфики процесса голосования (для голосования используются не шариковые ручки, как в России, а печати, которые избиратели должны макать в разного качества чернила, имеющие свойство растекаться и двоиться при сложении надвое бюллетеня для опускания в урну). В таких условиях понимаешь, какая же полезная штука — внедрённые в РФ КОИБы, выдающие результат моментально. В Молдавии об этом пока не говорят, хотя видеофиксаторы уже установили на каждом участке, как и компьютерные системы, куда вносится информация о приходящих избирателях и через которые затем отправляются данные (параллельно с физической доставкой бюллетеней) в ТИК.

9. Каких-то существенных нарушений, могущих повлиять на итоги выборов, нашей командой зафиксировано не было, как и большинством других наблюдателей. Да, на ряде участков было столпотворение, связанное, впрочем, не с аномальной активностью избирателей (явка составила около 50%), а с не всегда адекватным расположением избирательных участков (в узкой проходной поликлиники или даже в прачечной). Да, только на одной точке из двенадцати были созданы комфортные условия для голосования маломобильных граждан без посторонней помощи, но эта проблема частично решается возможностью надомного голосования. Да, в день выборов в непосредственной близости от входа на избирательные участки по-прежнему шла политическая агитация, но в силу последних изменений молдавского законодательства это теперь можно было делать, чем некоторые партии и пользовались. Избирательные бюллетени в Кишинёве по умолчанию выдаются на румынском языке (он же молдавский), но по требованию избирателя ему предоставляется русскоязычная версия (при наличии).

10. Демократия есть, а счастья нет — так, наверное, можно было бы сформулировать личные выводы от наблюдения за политическими процессами в республике. Несмотря на волну взаимных обвинений со стороны политиков, выборы прошли спокойно, без видимых нарушений, но также и без какого-то энтузиазма со стороны избирателей. Свой вектор каждый житель Молдавии выбирает сам: кто-то ориентирован на Россию, кто-то — на Запад, а путь туда проходит через Румынию. Ожидать сохранения перманентного статус-кво или состояния баланса между пророссийскими и проевропейскими силами в республике не приходится. В конце концов, большинство населения Молдавии — молдаване, которые уже не учат в школах русский язык и, понимая его, не всегда могут уверенно говорить. К слову, с нашей переводчицей, 20-летней молдаванкой, учащейся в румынском вузе, мы в основном общались по-английски, что ей было более комфортно. С членами же избирательных комиссий, а также с другими наблюдателями мы говорили то по-румынски, и тогда переводчица переводила мне диалог на английский, то по-русски, и тогда перевод шёл на румынский для моей напарницы. Это, конечно, технические детали, но вместе с тем — тренды, которые следует иметь в виду, выстраивая отношения с постсоветской Молдавией.

Выше представлены субъективные впечатления, которые не являются ни официальной точкой зрения организации CIS-EMO, которая не участвовала в мониторинговом процессе, ни БДИПЧ ОБСЕ, чей доклад о выборах опубликован на официальном сайте данной структуры. Материалов же с собственно политическим анализом выборов в медийном пространстве достаточно, причём базовые выводы у разных авторов во многом сходятся. Можно обратить внимание, например, на эту статью от Московского центра Карнеги.

Станислав Бышок

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.