Вы здесь

Семенов: «Мягкая сила» как инструмент сотрудничества со странами СНГ

В 2016 году британское PR-агентство Portland Communications впервые поместило Россию на 27 место в список наиболее влиятельных стран по критерию «мягкой силы»[1]. Притом, что в 2015 году Россия не вошла в 30-ку.

Расчеты индекса проводились, исходя из двух критериев – объективных и субъективных показателей. К объективной части относятся технологии, государственное управление и образование. Субъективные показатели исследователи получают в ходе опросов общественного мнения по поводу разных аспектов – от национальной кухни страны до ее гостеприимства и дружелюбия.

По словам авторов индекса, для западных наблюдателей позиция РФ могла стать сюрпризом, особенно с учетом продолжающейся санкционной войны между Россией и ЕС. Однако «большие запасы «мягкой силы» в области культуры» сыграли свою роль. «Россия — это родина Эрмитажа, Большого театра с его балетом, Чехова, Достоевского, Чайковского и Булгакова», — отмечают авторы доклада. Они также признают, что попытки Москвы стать лидером в борьбе против террористов запрещенной в РФ террористической группировки «Исламское государство» в Сирии также произвели позитивный эффект, ведь самый высокий результат (8 место) Россия продемонстрировала по вовлеченности в противодействие глобальным вызовам и охвату зарубежной сети диппредставительств.

Термин «мягкая сила» впервые был введен в оборот 25 лет назад американским политологом, профессором Гарвардского университета Джозефом Наем в своей книге «Bound to Lead: The Changing Nature of American Power»[2]. Впоследствии он развил данное понятие в своей книге 2004 года «Soft Power: The Means to Success in World Politics»[3].

Суть концепции «мягкой силы» заключается в том, что сила страны на международной арене измеряется не только количеством ядерных боеголовок и экономической мощью, но также более тонкими вещами, связанными с проникновением культуры и ценностей или привлекательностью образа жизни.

Последние полвека доминирующее положение США базировалось не столько на значительной военной мощи (хотя и на ней, конечно, тоже), сколько на их способности привлекать другие страны за счет создания благоприятного имиджа, экспорта идей и ценностей (демократия, гражданские свободы, голливудские фильмы, в конце концов). Страна, привлекательная с точки зрения «мягкой силы», становится также центром притяжения людей и инвестиций.

Интересно, что сам Джозеф Най считает, что Россия неправильно понимает суть его идеи, а способность России привлекать других будет продолжать уменьшаться[4]. Он писал это в 2013 году, и, несмотря на улучшение позиций России в формальном индексе, это был не пустой звук.

В международных отношениях «мягкая сила» может оказаться эффективнее как «жесткой силы», так и экономических рычагов влияния.

Согласно заявлению помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктории Нуланд, США вложили в Украину около 5 млрд долларов с 1991 г., с тех пор, как Украина стала независимым государством после распада Советского Союза[5].

Эти деньги были потрачены, в первую очередь, на гуманитарные программы, в том числе на развитие демократических институтов и поддержку независимых СМИ.

Стратегия России в этом направлении была иной. Россия ставила на два направления: поддержка украинской экономики и налаживание тесных связей с определенной частью политической элиты.

По словам главы Минэкономразвития РФ Алексея Улюкаева, Россия за последние 20 лет вложила в украинскую экономику 200 млрд долларов, в том числе искусственно занижая цены на газ и другие ресурсы, предоставляя Украине кредиты и т.д.[5]

Это в 40 раз больше. Однако сейчас отношения между Украиной и США намного лучше, чем между Украиной и Россией.

В условиях высокого уровня коррупции большинство денег, вероятнее всего, не доходило до каких-либо программ развития или создание необходимой инфраструктуры, а оседало в карманах близких к власти олигархов. Население же не чувствовало этой экономической помощи.

В итоге мы имеем то, что пришедшая к власти оппозиция оказалась враждебно настроена к России; общественные настроения также не демонстрируют позитивного отношения.

Была ли успешной российская стратегия на Украине? Зависит от того, какая в действительности была цель. Но если целью было построение партнерских отношений и формирование позитивного образа России – то нет.

Россия изначально вела неэффективную стратегию на Украине, а во время кризиса выбрала жесткую линию, что, в конечном итоге, привело к полной потере Украины как возможного союзника и конфронтации с США и ЕС.

Ввиду того, что Россия заинтересована в формировании добрососедских отношений со странами-участниками СНГ, из этой ситуации следует извлечь уроки в отношении взаимодействия ними.

Во-первых, в России так часто говорят про американскую «мягкую силу» и способы противостояния ей, что совсем забыли про Китай, который на фоне своей экономической экспансии в Центральной Азии активно развивает «мягкую силу». Я имею ввиду не противодействие китайской «мягкой силе» и не конфронтацию к КНР, а работу по усилению влияния русского языка и русской культуры в рамках экономической интеграции. России следует расширять культурно-гуманитарные связи в Центральной Азии с целью восстановить благоприятный имидж страны в глазах населения этого постсоветского региона. В противном случае есть риск постепенного разрыва экономических и гуманитарных связей, и эту нишу займет Китай, потому что уже сейчас есть тенденция, что студенты в вузах чаще выбирают в качестве иностранного китайский, а не русский.

Во-вторых, России нужно не допустить формирования негативного образа в Белоруссии. Среди многочисленных факторов, повлиявших на ухудшение образа России на Украине, можно выделить два не совсем очевидных. Первый можно назвать «шовинистическим», и заключался он в отрицании украинской государственности, самостоятельности украинского языка и украинской нации как таковой. Подобные заявления допускали некоторые публичные персоны, публицисты и т.д. Они вызывали скандал и широко расходились в СМИ. В условиях растущих националистических настроений это сильно ухудшало ситуацию и способствовало дальнейшему росту национализма в украинском обществе. Вторым фактором было противопоставление «Либо Россия – либо Европа». Если сравнивать по уровню развития экономики и благосостояния населения, то Россия не всегда смотрелась выигрышно. Незадолго до событий Евромайдана Украина оказалась именно перед таким жестким выбором, что стало одной из причин политического кризиса. Не следует ставить перед таким выбором Белоруссию: отношения с Россией и отношения с ЕС не являются взаимоисключающими.

В заключении хотел бы отметить, что в последнее время часто говорят о «мягкой силе» в негативном ключе, как о специфическом способе оказания давления на другие страны.

Но развитие мягкой силы не должно быть игрой с нулевой суммой. Все страны могут выиграть от нахождения друг друга привлекательными партнерами.

Странам-партнерам по СНГ не следует бояться российской «мягкой силы», потому что это, в первую очередь, инструмент сотрудничества, инструмент дипломатии.

От «мягкой силы», иностранных грантов и т.д. революции не случаются. Конечно, правительства других стран в случае кризиса могут, например, поддержать одну из сторон, но у всех социальных и политических потрясений всегда есть объективные причины.

Россия в первую очередь заинтересована в сильных и стабильных партнерах по СНГ. В этом смысле развитие российской «мягкой силы» в странах СНГ будет способствовать поддержанию социальной и политической стабильности в регионе.

При этом даже в случае смены власти в стране, вне зависимости от причины – в результате выборов или в результате политических потрясений – новая политическая элита должна быть так же лояльна России, как и старая, или, по крайней мере, нейтральна. Это же касается и населения.

Помочь в этом могут именно гуманитарные программы, поддержка экспертного сообщества, ученых, талантливой молодежи, будущих лидеров в различных отраслях, через формирование не абстрактного интереса к России и русской культуре, а формирование вполне конкретных связей.

Автор: Семенов Алексей Александрович, политический аналитик CIS-Europe Monitoring Organization (CIS-EMO)

[Статья основана на докладе, прочитанном 20 октября 2016 г. на организованном по инициативе Россотрудничества семинаре-совещании "Гражданский диалог, народная дипломатия и побратимские связи, как основной ресурс развития интеграционных процессов, двустороннего сотрудничества на постсоветском пространстве" (Москва, Московский городской педагогический университет (МГПУ)]

Источники:

[1] Soft Power Index 2016: http://softpower30.portland-communications.com/ranking

[2] Nye, Joseph S. Jr. Bound to Lead: The Changing Nature of American Power. New York: Basic Books, 1990.

[3] Nye, Joseph S. Jr. Soft Power: The Means to Success in World Politics. New York, Public Affairs. 2004.

[4] Nye, Joseph S. Jr. (2013). What China and Russia don’t get about soft power. Foreign Policy, 29 April 2013. URL: https://foreignpolicy.com/2013/04/29/what-china-and-Russia-dont-get-abou...

[5] Нуланд: США вложили в Украину 5 млрд долларов. 112.ua, 22.04.2014. URL: http://112.ua/politika/nuland-ssha-vlozhili-v-ukrainu-5-mlrd-dollarov-52...

[6] Россия вложила в Украину $200 миллиардов за 20 лет, заявил Улюкаев. РИА Новости, 19.05.2014. URL: https://ria.ru/economy/20140519/1008370790.html

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.