Вы здесь

Сафронков играет жёстко, но не переходит грань — мнение

Заместитель главы МИД Российской Федерации Сергей Рябков прокомментировал реакцию Запада на высказывания заместителя постоянного представителя РФ при ООН Владимира Сафронкова. Корреспондент Федерального агентства новостей побеседовал с экспертами о выступлении Сафронкова и сегодняшнем облике мировой дипломатии.

По словам Рябкова, Москве нужно было послать своим коллегам по Совету Безопасности Организации Объединенных Наций серьезный эмоциональный сигнал, который поможет выйти Западу из состояния «политического зомбирования». Он обвинил страны Запада в том, что они из года в год упражняются в оскорбительных высказывания в адрес Российской Федерации.

Ранее «Газета.ru» сообщила, что Сафронков в очень резкой манере осадил своего коллегу из Великобритании в ходе заседания Совбеза. Отметим, что его речь вызвала неоднозначную реакцию в России и мире.

Как пояснил ФАН политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок, выступление, безусловно, было резким, но абсолютно адекватным сложившейся на заседании Совета Безопасности ООН атмосфере. Кто-то сочтет поведение Сафронкова грубым, но это вовсе не так.

«Дело в том, что у людей, плохо знакомых с дипломатией, есть убеждение, что дипломат должен быть смесью психоаналитика, с полной нейтральностью и без всяких эмоций слушающего все, что говорят о нем персонально или о его стране, и Иисуса Христа, по поводу и без повода подставляющего другую щеку. Такое мнение, кстати, разделяет и значительная часть «теплохладных» сотрудников внешнеполитического ведомства России: как бы чего не вышло, а мне лишь бы до пенсии тихонечко досидеть. Понятно, что все мы люди, однако с такой «пенсионерской» позицией вряд ли можно чего-то добиться для своей страны. Конечно, дипломат должен уметь быть нейтральным. Но только в тех случаях, когда это нужно. Другое, не менее важное умение сотрудника министерства иностранных дел, работающего в публичной сфере, — способность «включить» эмоции и дать оппоненту ответ, включающий не только информационную составляющую, но и живые чувства», — считает Бышок.

Как отметил эксперт, кто-то уже посетовал, что с фразой Сафронкова про «в глаза смотри» Россия «пробила очередное дно» или «выставила себя посмешищем перед лицом мирового сообщества». Коллективной Лии Ахеджаковой, похоже, сейчас самое время сделать то, что в последние годы получается лучше всего, — извиниться.

«Если же говорить серьезно, то, конечно, обвинять Владимира Сафронкова в том, что он сделал что-то из ряда вон выходящее (в плохом смысле слова), можно лишь в случае, если вы не следите за выступлениями западных оппонентов России в лице, в частности, представителей США и Великобритании. Вот уж точно есть у кого учиться плохому! На это, впрочем, часто возражают, что нам, мол, нет никакого дела до поведения американских и британских дипломатов, нам за Россию стыдно. Но это, по-моему, называется двойными стандартами, не так ли? Совбез ООН — это не театр одного актера, ООН — дело коллективное. И ведут себя участники, соизмеряя свое поведение с манерами окружающих. На приеме во дворце британской королевы люди ведут себя иначе. Отдельно следует отметить малозамеченный нюанс. До недавнего времени в России и, тем более, за рубежом о Владимире Сафронкове знали по сути лишь его ближайшие коллеги и ряд узких специалистов по текущим международным отношениям. Сейчас же он заявил о себе как о ярком дипломате новой генерации, дипломате оригинальном и амбициозном. Не смею утверждать, что его резкая отповедь британскому коллеге была домашней заготовкой, однако по совокупности фактов Сафронков из этой истории вышел в заметном плюсе», — резюмировал Станислав Бышок.

Политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев заявил, что выступление Владимира Сафронкова вызвало множество обсуждений, как в российском медиапространстве, так и на Западе. Кому-то понравился прямой и конкретный стиль нашего дипломата, а кто-то посчитал, что это отход от высоких стандартов советской и российской дипломатии. В любом случае, все обсуждали недовольство России поведением Запада в сирийском кризисе, а значит, главная цель выступления была достигнута в полной мере. Хотя обсуждения стоит не стиль выступления русского дипломата, а изменившийся мир дипломатии вообще.

«Дональд Трамп сегодня при обсуждении внешней политики использует такие термины как «животное», британский мидовец Борис Джонсон вел образ жизни «политика-фрика» еще до того, как занял столь важный пост. Интересно отметить, что и Саманта Пауэр, и Борис Джонсон являются выходцами из журналистики, то есть они ранее не имели к дипломатии никакого отношения. Дженнифер Псаки была специалистом по связям с общественностью, а нынешний постпред США при ООН Никки Хейли в университете изучала бухучет. Но это не мешает им сегодня представлять голоса своих стран и защищать их интересы. Они это делают не по классическим канонам мировой дипломатии, делая из нее лишь один из рычагов постоянного информационного противостояния», — считает Валяев.

Эксперт отметил, мы всего лишь приноравливаемся к западному стилю этой дипломатии. Это мир дипломатии, где важнее не правда и суть, а созданный образ и яркость речей, который будет транслироваться в медиа. Этот язык лучше понимают западные страны, поэтому подобный «месседж» от нашей дипломатии там поймут даже лучше, чем если бы мы высказывали свои позиции в ООН на сухом классическом дипломатическом языке.

«Мы долго сопротивлялись всем этим изменениям роли дипломатов в мире, пытались сохранять высокий советский стиль и школу. А оказалось, что всего этого не нужно, так как дипломатия стала частью информационного противостояния и потеряла свою элитарность. В этой сфере на Западе стали появляться журналисты, шоумены и даже фрики. Никто не следит за сказанным, не нужно никаких доказательств сказанного — это новый стиль мировой дипломатии. Хотя это и не значит, что мы станем такими же. Наоборот, мы сохраним свою школу и профессионалов, но среди методов нашей работы будут и классические приемы, и современные приемы информационного противостояния. Мы тоже стали меняться. Хорошо это или плохо, покажет только результат, но факт остается фактом — происходит упрощение дипломатии и дипломатического языка, а наши подстраиваются под стремительно меняющийся мир. Это не значит, что мы окончательно станем частью этой новой дипломатии, но Владимир Сафронков показал, что мы готовы использовать разные приемы для защиты своих национальных интересов», — заключил Евгений Валяев.

Источник: Федеральное агентство новостей

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.