Вы здесь

Русская цивилизация и самоорганизация в XXI веке

14 февраля 2018 г. в Москве Русский клуб Фонда развития институтов гражданского общества «Народная дипломатия» в рамках серии экспертных круглых столов по русской цивилизации провел второе заседание, посвященное теме «Русская цивилизация и самоорганизация в XXI веке».

В условиях современного международного кризиса Россия сталкивается с многообразными вызовами и угрозами, в том числе по отношению к собственной государственности и национальной идентичности. Важнейшей частью угроз является формирование, посредством манипулирования через СМИ и иными способами, атмосферы нетерпимости между народами, населяющими РФ, и агрессии в отношении носителей русского языка и культуры.

В этой связи Русский клуб Фонда «Народная дипломатия» провел заседание, посвященное Русской цивилизации и конкретным формам самоорганизации русского народа в XXI веке.

В круглом столе приняли участие:

  • Алексей Кочетков, президент Фонда развития институтов гражданского общества «Народная дипломатия»
  • Станислав Бышок, политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO;
  • Сергей Пантелеев, директор Института русского зарубежья;
  • Владимир Блохин, доктор исторических наук, профессор РУДН;
  • Богдан Безпалько, член Совета по межнациональным отношениям при президенте России;
  • Владимир Титов, заместитель директора по международному сотрудничеству Фонда «Российский общественно-политический центр»;
  • Олег Иванников, к.филос.н., доцент Кафедры философии МПГУ;
  • Кирилл Аверьянов-Минский, к.ю.н., эксперт Фонда развития институтов гражданского общества «Народная дипломатия»;
  • Алексей Еловик, эксперт Фонда развития институтов гражданского общества «Народная дипломатия».

Владимир Блохин презентовал доклад «История в идеологической борьбе».

По его мнению, сегодня история вторгается в политическую жизнь и становится частью политического дискурса.

«История  это то, что создает образы, воспитывает людей, поэтому сегодня она становится объектом фальсификаций. Сегодня мы наблюдаем за тем, как пытаются переписать историю на Украине. Тоже самое враждебные силы хотят сделать и в России. Это делается затем, чтобы изменить картину ценностей российского гражданина, изменить его национальное самосознание», - считает эксперт.

Главной целью фальсификаций Блохин называет манипуляцию сознанием и его изменение с целью получения желаемого экономического и политического результата. Средством манипуляции выступает изменение системы ценностей и формирование иной картины мира.

Эксперт напомнил, что историческое сознание формирует гражданственность, выполняет роль культурной памяти, обеспечивает межпоколенную трансляцию смыслов и значений, формирует «мир ценностей».

По мнению Блохина, Холодная война не завершилась, изменились лишь ее методы: возрастает влияние «мягкой силы» и «когнитивных войн».

«В нашей стране господствует либеральная элита, имеющая комплексы «пораженчества» и сервилизма. Они космополитичны и антипатриотичны, сознательно отказываются от национальной идеологии. Цель – изменить наше сознание. Сегодня главный удар идет по истории Великой Отечественной войны. Многообразие идейных и научных оценок войны позволяет маскировать фальсификации под альтернативную точку зрения. Наиболее ярко проявляется в так называемой «тоталитарной концепции войны», - сказал эксперт.

Сторонники «тоталитарной концепции» заявляют, что, во-первых, СССР в той же степени, как и Германия, виновен в развязывании войны и несет равную ответственность; во-вторых, в СССР был такой же преступный режим, как и в нацистской Германии; и, в-третьих, в войне победили западные демократии.

По его мнению, главная группа риска – молодежь.

«Сегодня борьба идет за умы и сердца молодых. Поэтому необходимо понимать важность преподавания истории в школе и роль учителя истории, который формирует образы героического. Но СМИ тоже работают против. Они навязывают гедонистическую систему ценностных координат. Следование традиции рассматривается как архаизм. Молодежь же не обладает жизненным опытом, прививкой от лжи, податлива на «новые слова» и идейные провокации», - заключил он.

Технология разрушения исторического сознания состоит в следующем: заронить сомнение в истинности события (оспорить факт или статистические данные), представить «новый взгляд» на основании вновь открывшихся фактов, умолчать неудобные факты или представить их незначительными, призвать к «объективности», «демифологизации», отказаться от «пропагандистских штампов», представить «новых героев» и усомниться в существующих, и, в конце концов, «восстановить правду». Целью этой технологии является изменение сознания посредством манипуляции прошлым.

«Посмотрите, Сталина уже давно нет, а «десталинизация» идет. Их было как минимум три: при Хрущеве, при Горбачеве и при Ельцине», - напомнил эксперт.

В качестве примера исторических фальсификаций Блохин привел Бориса Соколова, который в своих публикациях приводит откровенно недостоверные данные о потерях РККА в годы Великой Отечественной войны (т.е. фальсификация статистики), но при этом эти данные активно тиражируется некоторыми СМИ.

Также фальсификаторы фабрикуют идеи о том, что СССР сам готовился к нападению на Германию, о чем якобы свидетельствует расстрел польских офицеров под Катынью.

«Но если посмотреть внимательно, в публикациях Соколова нет ни одного проверенного факта. Исключительно косвенные доказательства и размышления автора. Европейский суд по правам человека вынес решение, что Россия не несет ответственности за расстрел Польских офицеров в Катыни. Но миф всячески поддерживается властями Польши, попытки разобраться вызывают сопротивление», - сказал Блохин.

Блохин также подверг критике идеи Михаила Мельтюхова о том, что СССР сам готовился напасть на Германию.

«Нет никаких нормальных доказательств подготовки к превентивной войне. Не было утвержденного плана стратегического развертывания для нанесения упреждающего удара не только в Генштабе РККА, но и в военных округах. Аргументом в пользу обоснования планов СССР напасть на Германию, по мнению ревизионистов, является лишь докладная записка от 15 мая 1941 года. Но это не нормативные документы, ни один из них не был завизирован, и для Генштаба это не является руководством к действию. В Архиве Президента Российской Федерации есть все стратегические планы войны начиная с 1924 года и до самого начала Великой Отечественной войны, и там нет каких-либо документов о подготовке Советского Союза к нападению на Германию. У Сталина не было никаких планов превентивной войны», - заключил историк.

Комментируя доклад Владимира Блохина, ведущий Станислав Бышок, политический аналитик CIS-EMO, обратил внимание на схожесть русофобского политико-исторического дискурса XX и XXI вв. и аналогичные приемы эпохи Наполеоновских войн, о которых на прошлом заседании Русского клуба говорила Наталия Таньшина: «Порой формулировки практически совпадают. Чем больше мы углубляемся в историю вопроса, тем яснее понимаем, что текущая информационная атака на Россию не является чем-то новым и необычным, вызванным «неправильным», с точки зрения критикующего, внешнеполитическим курсом государства. Это скорее норма».

Также Бышок заметил современный парадокс: с одной стороны, в рамках постмодерна размывается понятие факта и вымысла, события и интерпретации, говорят о постправде и перманентном релятивизме. Вместе с тем, саму Россию критикуют теперь уже за то, что она «слишком сильно» привязана к фактам, т.е. живет в модерне, когда весь цивилизованный мир уже обитает в постмодерне: «Получается, что и в эру релятивизма, как и в более ранние эпохи, Россия представляет собой негативную константу. С ней обязательно что-то должно быть не так, как у людей!»  

По мнению Алексея Кочеткова, значительная часть элиты не национально ориентирована. Напротив, она либеральна и смотрит на Запад, и это потенциальная угроза будущему страны.

«А ведь сто лет назад, перед революцией, была схожая ситуация. Те, кто контролировал командные высоты и финансовые потоки, были абсолютно чужды народу и не олицетворяли собой российское государство. В предреволюционное время городские мещане, то есть вчерашние крестьяне и низы общества, не могли воспользоваться системой социальных лифтов, потому что она требовала серьезных над собой усилий. Помимо сословных преград стояли и образовательные: серьезные экзамены, высокие требования. Большевики же предложили людям просто расчистить пространство и убрать само понятие социального лифта. Так у нас появились руководители вроде Хрущева с тремя классами образования. И таких было сотни тысяч», - считает он.

«Сейчас у нас ситуация немного другая, но имеются некоторые сходства. Так, неглубоко образованные люди захватили командные высоты. Но есть большое количество образованных людей, которые не имеют социальных лифтов. Ты можешь быть хоть Нобелевским лауреатом, но наверх ты не пролезешь. И это как раз то, о чем писали большевики. Только сто лет назад это было неправдой, а сейчас оно вполне соответствует действительности. И преодолеть эту ситуацию может только четкая и целенаправленная работа по самоорганизации российского общества, активно выстраивать горизонтальные связи, развивать институт солидарности и взаимной поддержки», - заключил Кочетков.

С ним согласен Сергей Пантелеев.

«В последние два года, когда начались очевидные кризисные процессы, я заметил интересную тенденцию, что в кругу людей, которые занимаются интеллектуальной деятельностью, связаны с властью и решают определенные задачи, люди стали фактически говорить одно и то же и с полуслова друг друга понимать. Потом я стал замечать, что те мысли у меня в голове, которые не успевают вылиться на бумагу, стали все больше встречаться в кругу коллег. Далее я обратил внимание на то, что начинается движение, связанное с попытками объединения», - сказал он.

«Я 15 лет занимаюсь проблемами русского зарубежья, много сделал и могу чем-то гордиться, но в последнее время возникла некая стена, о которую бьешься головой. Государство «окуклилось» и не пускает активных людей делать то, что они считают необходимым. Кто виноват мы уже догадываемся, но нет понимания, что делать дальше. Хотя во многом виноваты прежде всего мы сами, наша матрица, которая воспроизводит повторяющиеся циклы и из-за которой на верху оказываются люди, которые не чувствуют почву. Эти сегрегированные группы варятся в собственном соку, но и наши патриотические группы тоже варятся в собственном соку. Чтобы вырваться из этого круга, нужно развивать горизонтальные связи», - сказал эксперт.

По его мнению, нужно создать русскую социально-политической модель и выработать общий понятийный язык. По его мнению, это тот самый механизм, который позволит подняться на новый уровень.

«Но тут другая проблема – поварившись в собственном соку, мы выработали свои вербальные коммуникации и собственные смыслы. Но необходимо понимать друг друга, решить проблемы интерпретации. В этом заключается огромный провал русской методологии, которая не востребована в социально-политическом пространстве вообще», - заключил Пантелеев.

Кирилл Аверьянов-Минский в своем выступлении поднял вопрос межнациональных отношений.

«Российская Федерация презентует себя как многонациональное государство. Однако народы в этом государстве неравноправны. Например, у татар есть своя республика, органы которой призваны защищать интересы татарского народа, и своя федеральная национально-культурная автономия, которая также оказывает всестороннюю поддержку всем, кто считает себя татарином. У азербайджанцев в России есть своя ФНКА, которая очень активна и которая обеспечивает комфортное проживание представителей азербайджанского народа в российских городах. Только у русских, самого крупного народа РФ, нет никакого официального представителя. Россия как государство не отождествляет себя с русским народом, создание русской ФНКА в своё время было запрещено. В РФ нет даже партии или иной организации, которая позиционировала бы себя как представителя интересов всех русских людей», - считает он. 

«В результате - русские люди, как в РФ, так и за рубежом, чувствуют себя беззащитными. Это ярко проявилось в ходе дела Юрия Павловца, Сергея Шиптенко, Дмитрия Алимкина - русских публицистов с белорусским гражданством, которые были осуждены за вымышленное «разжигание розни». За этих людей, по сути, никто не вступился - ни российское государство (которое не отождествляет себя с русскими), ни другие официальные структуры (у русских их просто нет). Такая ситуация не может рассматриваться как нормальная. Русские должны добиваться права на самоорганизацию и обеспечение равноправия с другими народами», - заключил эксперт. 

Алексей Еловик поднял вопрос разделенности русского народа.

«Русские люди во всех странах, так или иначе принадлежащих к пространству нашей цивилизации, должны чётко осознавать: позорное разделение русского народа, произошедшее в 1991 году, должно быть преодолено. Но в то же время нужно осознавать и то, что преодоление этого разделения отнюдь не обязательно должно означать объединение всех русских в рамках РФ. К примеру, я на данном мероприятии представляю Республику Беларусь. Граждане нашей страны («русские со знаком качества», как однажды метко выразился глава государства) видят путь преодоления раскола в развитии проекта Союзного государства Беларуси и России. На пути союзного строительства мы видим пока множество проблем, но я уверен, что они решаемы на взаимовыгодной основе», - сказал Еловик.

Подводя итоги заседания, присутствующие согласились, что русские перестают выступать в качестве русских, если они начинают выступать как антигосударственный элемент.

«Все больше набирает набирает обороты вопрос, что будет после 2024 года? Может сложиться ситуация, что элита будет коллективно сливать государство, как это было в 1991. Или расколется и будет конфликт. Чтобы этому противостоять, нужна опора широких народных масс, самоорганизация и изменение общества в нужную сторону. Нужно продвигать собственный исторический нарратив и контролировать политический дискурс», - заключил Кочетков.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.