Вы здесь

Рецензия на книгу С. Бышка "Новая Европа Владимира Путина" в газете "Завтра"

На обложке этой книги действующий российский президент пожимает руку лидеру Национального Фронта Франции Марин Ле Пен. Фоном рукопожатия — космический снимок ночной Западной Европы, со всеми её столицами и мегаполисами, дорогами и промышленными объектами, каждый из которых озарён сиянием электрического света. И это — весьма символично.

Шпенглеровский "Закат Европы" уже не только стал реальностью, но даже успел уйти в прошлое, вспыхнув напоследок огнём мировой войны. После этого западный "аппендикс Евразии" потихоньку, почти неприметно накрыла историческая ночь, беспросветная, непроглядная апокалиптическая тьма. Но земной шар продолжает вращаться, и если темнее всего перед рассветом, то рано или поздно с Востока наступит новое утро. Вопрос только в том, с какого именно Востока…

Есть Восток Китая. Есть Восток Индии. Есть Восток исламского мира. И есть Восток России (для Европы Россия — тоже Восток). То есть налицо коллизия и дилемма. Которая пока решается, мягко говоря, явочным порядком миллионов мусульманских мигрантов в Европу. Что вызывает в европейских странах ответную "правую волну", настоянную на давних традициях крестовых походов, Реконкисты и колониальных захватов, в конце концов, и создавших "западную" цивилизацию.

Автор рассматривает истоки и особенности этой волны в различных европейских странах, придерживаясь "нелицеприятного" алфавитного порядка: Австрия, Бельгия, Болгария, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Италия, Нидерланды, Финляндия, Франция и Швеция. Трудно понять, почему за пределами его внимания оказались, например, Испания, Норвегия, Польша, Португалия и так далее, по списку государств-членов Евросоюза. Но, видимо, нельзя объять необъятное, а рассмотренных в книге тринадцати позиций вполне достаточно для понимания общей картины "европейского неотрадиционалистского путинизма".

Вот та же Франция, представленная на обложке книги как самый показательный пример, очерк про "Национальный фронт", ныне возглавляемый Марин Ле Пен как "наследницей" своего отца, одного из основателей и бессменного руководителя этой политической партии в 1972-2011 годах, Жан-Мари Ле Пена. "Став лидером партии, Марин Ле Пен фокусируется на угрозе секулярным ценностям республики со стороны мусульман, стремящихся навязать французскому обществу свои ценности. Огромное возмущение националистов и значительной части французов иных политических взглядов вызвала раскрытая Ле Пен информация о том, что значительная часть мяса, продающегося в обычных парижских магазинах, тем не менее, является халяльной. Новый лидер "Национального фронта" сравнила мусульманские групповые молитвы на улицах французских городов с периодом немецкой оккупации: "Нет ни танков, ни солдат, но это та же самая оккупация". После начала "арабской весны", войн и госпереворотов в мусульманских странах Марин Ле Пен ещё более активно выступает за прекращение иммиграции из Туниса, Ливии и других неевропейских стран. Ранее партия высказывалась резко против военных интервенций НАТО, в частности — в Ираке".

Ну, против интервенции в Ираке высказывался и тогдашний президент Франции Жак Ширак вместе с канцлером ФРГ Герхардом Шрёдером — только США и их союзников эти высказывания не остановили. Радует только то, что прежний лидер "Национального фронта" понимал взаимосвязь между агрессией НАТО и миграционным кризисом и во время войны против Ливии заявил, что "снимает шляпу перед бойцами армии Каддафи, которые, по его словам, "сражаются в гордом одиночестве против ополчившегося на них мира". Позиция его дочери была принципиально иной — она критиковала США и тогдашнего президента Франции Николя Саркози следующим образом: "Дело уже касается не бесполётной зоны — мы участвуем в операции по свержению определённого человека и определённого режима. И с этой целью мы устраиваем бомбежки… Так что дело теперь заключается отнюдь не в гуманитарных проблемах, дело заключается в гражданской войне, в которой мы поддерживаем одну из сторон. Более того, это межплеменная война, которая не должна нас касаться, если, конечно, мы не думаем, что Франция или другие страны должны снова вмешиваться во внутренние дела того или иного государства. Мы не выберемся из этой войны, мы завязнем в ней. Вдобавок ко всему, и я готова заключать пари на то, что, к сожалению, режим, который последует за режимом Каддафи, будет исламистским. Возможно, одним из самых жестких исламистских режимов, так как нам известно, что мятежники в Бенгази в большинстве своём — бывшие джихадисты, "отфильтрованные" прошлыми войнами".

Понимаете разницу? Если Ле Пен-отец видел в ливийской войне как "весь мир", то есть "весь Запад" ополчился против Муаммара Каддафи, то Ле Пен-дочь считала эту ситуацию межплеменной гражданской войной, в которую Франция не должна вмешиваться. И даже спустя много лет она сказала, что "Хиллари Клинтон с помощью Саркози помогла исламистам властвовать в Ливии". То есть проблема заключается в "исламистах", а не в интересах глобальной элиты, которая использует "исламистов" в своих целях. Это называется "не видеть за деревьями леса" — наверное, самый опасный для политиков недостаток.

И в чём же могут заключаться "уроки Запада для России", которая множество веков своей истории живёт в государственном симбиозе с народами, исповедующими ислам? В том, что необходимо разрушить этот симбиоз, разжигая по всей России очаги этноконфессиональных конфликтов? Нужны ли нам такие "уроки" — или, наоборот, это Россия может дать пример Европе в целом и той же Франции в частности?

Георгий Судовцев, "Завтра"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.