Вы здесь

Открытое письмо Галичанским согражданам, или «Одесская альтернатива»

Копии:
Экс-Президенту Украины В.А. Ющенко,
Президенту Украины В.Ф. Януковичу

Сразу хотим предупредить, что нам пришлось из последних сил сдерживаться, что бы не употребить все свои знания ненормативной лексики (и русской, и украинской, и международной), возникающие при анализе ситуации с галичанским интегральным национализмом. Поскольку доводы разума и логики здесь «не проходят», они не воспринимаются возбужденным сознанием провинциально-имперского интеллекта. Почему «провинциально-имперского»? Попытаемся объяснить.

И здесь мне придется вернуться к вопросу языка. Поскольку именно язык является средством артикуляции сознания. Языковая проблема, на протяжении всего периода независимой Украины, является важным политическим фактором. Когда говорят, что языковая проблема в Украине не актуальна – это ложь. Она органична, как воздух.

Потому что, когда все в порядке – на воздух не обращаешь внимания. Но стоит возникнуть удушью – и куда девается то безразличие. Так же и язык: пока не столкнешься с государством, она не заметна. Но как только входишь с ним (государством, особенно в той форме, которую изваяли за последние пять лет) в тесный контакт, то сразу начинаешь понимать, что язык – это средство давления на свободного гражданина.

И бытового (в суде, в образовании, в культуре), и политического. Особенно во время выборов. Обратите внимание: в перерывах между выборами острота темы сникает, оставаясь уделом украинской интеллектуальной квазиэлиты. Но стоит «запахнуть» предвыборным периодом, какого бы уровня он не проходил в Украине, сразу начинается спор о необходимости русского языка и перспективах решения языковой проблемы Украины. Но проблема, с каждым годом, становится все острее и острее.

Ведь не секрет, что в решении вопроса конкурируют две позиции. Первую условно можно назвать «галичанской». Она активна и агрессивна. Более «пассионарна», что ли. Правда, пассионарными, чаще всего, бывают уголовники. Гапичанская «пассионарность» тоже нередко выливается в ксенофобские пассажи Тягнибока, Фарион да Костенко с Яворивским, которые к интеллекту и культуре имеют весьма отдаленное отношение. А вот к объекту слушаний Нюренбергского процесса – самое прямое.

Но «на всякое зловредство средство есть» (это не из москалей, этьо древнеиндийский поэт Калидаса). Средством от «галичанского» формата решения языковой проблемы стал формат, который условно можно назвать «донецко-крымским».

После падения Кучмы, противостояние этих двух моделей резко обострились. С 2004 года носителем галичанской модели был В.А. Ющенко и постмайданные оранжевые силы, носителем донецко-крымской модели стал В.Ф. Янукович и левые и маргинальные партии и блоки.

Основой различия между этими форматами является отношение к двуязычию в Украине. Галичанская модель рассматривает единственным языком на территории Украины – украинский. Реализаторы донецко-крымской модели также выступают за одноязычие, т.к. прекрасно понимают, что выступая за государственный статус русского языка, они тем самым превращают украинский в местное наречие некоторых регионов западной и центральной Украины.

По сути, это одно и то же, изменен только вектор. Оба формата происходят из того состояния, в котором украинские земли находились в течение последних столетий, и из которого нынешняя суверенная Украина никак не может выйти. Состояния глубокой провинции огромных империй: Галиция в Австро-Венгрии, Донбасс, Таврида и Крым в Российской империи, а потом, вск скопом – в СССР. И у тех и у других (в Галиции гораздо сильнее) выработался комплекс неполноценности по отношению к имперской метрополии. А комплексы требуют выхода, чаще всего – в агрессивной ненависти. Именно такое состояние мы рассматриваем, как -провинциальную постимперскость.

В языковом вопросе и у тех и у других эта черта сводится к ярковыраженной тяге к моноязычности и высокомерию к другим языкам.

Ющенко и Янукович, как характерные представители галичанской и донецко-крымской моделей, - своеобразные «доктор Джекил» и «мистер Хайд» украинского политикума (плюс или минус ставится в зависимости от региональной принадлежности оценщика). Оба являются носителями постимперской провинциальной идеологии, совершенно чуждой народным архетипам.

Отвлечемся от того факта, что истоки русской, белорусской и украинской государственности, как и языка, находятся в Киевской Руси. Навязчивое утверждение Ющенко, что украинская государственность берет свое начало от Украинской Народной Республики - оскорбление собственного народа, который в течение многих веков пытался реализовывать именно антиимперскую модель. Имперские провинциалы, создававшие УНР, своими интригами, продажностью и антинародностью превратили ее в яркий пример попытки создать местечковую империю.

С нашей точки зрения, истоки непрерывной украинской государственности, нужно искать не в УНР, а в Запорожской сечи и в «республике Махновии».

Кстати, подтверждением этого тезиса является быстрый рост популярности политических сил, которые использовали антиимперские, а зачастую и просто анархистские лозунги.

Примеры. В выборах 2006 года БЮТ, набрал неожиданно высокий, даже для себя, процент голосов избирателей. Это произошло, во многом, благодаря использованию в предвыборной кампании лозунгов крестьянских восстаний: «отмена призыва» – не дадим наших сынов в армию, «пересмотр результатов приватизации» – грабь награбленное, «возврат долгов сбербанка СССР» - делим отобранные у власти деньги. Как и в крестьянских восстаниях, эти лозунги не были претворены в жизнь.

Еще один яркий пример – Народная самооборона, которая просто украла лозунги украинских анархистов для использования в своей кампании. В интернете есть интересная переписка по поводу плагиата, которую начал Союз Анархистов Украины (САУ) с Луценко, лидером НС. С этой перепиской можно легко познакомиться, зайдя на сайт САУ (http://www.s-a-u.org/home/publications/anarh_sam)

Более того Антиимперская сущность украинского государства проявляется и в нынешней структуре управления страной. Ее, кратко, можно было бы обозначить как «олигархический анархизм». Вопросы решаются не путем выполнения законов Государства, а путем договоренностей и разборок между основными олигархическими кланами. Толоки, терки, разборки, сходки, торговля – вот основные методы современной украинской политологии и основные формы разрешения проблем современной украинской власти. Но, как ни жаль, расстраивать В.А. Ющенко, это не демократия. Это, скорее «негатив» антиимперской модели. Т.е., в конечном счете, та же имперская модель. Только клановая, простите, сословная. Какие же основные исторические черты реальной украинской модели?

Прежде всего, интернационализм. И Запорожская сечь и «республика Махновия» не стремились к моноэтничности своих рядов. Наоборот, в Запорожскую сечь принимали всех, кто был православным, и кто обязывался выполнять правила сечи. Самый характерный пример – Богдан Хмельницкий, который был поляком, казацкий полковник Джеджалий – башкиром, а полковник Борухович – евреем.

Про интернационализм армии Махно даже говорить не приходится. В украинской истории только эти псевдогосударственные образования действительно соответствовали интересам и чаяниям украинского народа, как «полиэтнической нации». Построение украинской государственности должно опираться именно на этот исторический опыт формирования общественных отношений.

Второй характерной чертой природного для Украины общественного устройства является поликультурность. Эта восприимчивость к различным культурным традициям, их адаптация и приспособление к своим нуждам, мирное сосуществование различных культур – характерная черта как раз Запорожской сечи. Это касается и языка, как элемента культурной традиции. В свою очередь эта поликультурность и полилингвистичность совершенно противоестественна, для носителей, как галичанской, так и для донецко-крымской моделей.

Не воспринимайте нас как «местечковых гордецов», но интернационализм, независимость, граничащая с анархизмом и поликультурность характерны в независимой Украине только для Одессы. Не смотря на то, что Одесса создавалась как южная столица Российской империи, вся ее история, это историй интернационального, свободного и поликультурного города. И другой она быть не может, потому что Одесса – это город, по сути, порто-франко. И уж одесситы прекрасно понимают, что умение пользоваться двумя языками всегда лучше, чем умение пользоваться одним. А тремя - лучше чем двумя.…..Именно этот формат мы предлагаем назвать «одесской моделью» решения языковой проблемы Украины.

Но мы видим, что «одесская альтернатива» пока чужда, как галичанам, так и носителям донецко-крымской модели. Их, простите, «сосуществование» привело страну к тому, что мы имеем – кануну развала. А по другому, и не могло быть. С самого начала, последнего по счету, этапа украинской независимости, начался процесс разрушения поликультурного и полиэтнического пространства земель нового государства. Все усилия украинских «государственников» свелись к моноэтническому и монокультурному диктату. Ничего другого от носителей вышеуказанных моделей и нельзя было ожидать. Общество «ПРОСВИТА», которая должна была создать условия для развития украинского языка, мягко говоря, не очень эффективно использует бюджетные и другие средства, а курсы украинского языка в русскоязычных регионах «днем с огнем не сыщешь». Вместо развития литературного украинского языка, ближайшим к которому является полтавский диалект, в Украине все радетели за чистоту языка говорят на чудовищном суржике: «з високих катедр, в прямому єтері, розказують міти про мову». Порой даже, в «слухавку». В том числе на этом жаргоне, который считают украинским языком, разговаривал и В. А. Ющенко, уроженец Сумской области.

В результате, реализация галичанской модели привела к порче не только русского, но и украинского языков в Украине. В украинском языке до сих пор не разработана словарная база для многих разделов науки и техники.

Создается вполне обоснованное предположение, что для носителей галичанской модели, лучше «хохлы с левого берега» разговаривали на чудовищном суржике, но лишь бы не по-русски.

А в заключение – несколько вопросов к носителям галичанской и донецко-крымской моделей.

Неужели, разнообразная культурная традиция хуже, чем искусственное вычеркивание достижений культуры, которые местечковым империалистам кажутся чуждыми их ограниченному сознанию?

Стоит ли выбрасывать из культурного наследия Украины Ильфа и Петрова, Олешу, Бабеля (не путать с Бебелем) и Катаева, считая их иностранными авторами? У нас есть основание предполагать, что если они иностранные авторы, то все одесситы - иностранцы в суверенной Украине. Привела ли пятилетка реализации галичанской модели к возрождению украинского языка, или она привела к почти полной безграмотности новой генерации украинских граждан. Зато полному и повсеместному укреплению суржика!

Приведет ли начавшаяся пятилетка донецко-крымской модели к восстановлению естественного языкового равновесия Украины, или еще сильнее укоренит нелитературный суржик во всех сферах общественной жизни.

Вывод печальный, но от этого он не перестает быть выводом. Господа галичане, ваша местечковая государственность крайне разрушительно подействовала на украинское общество и украинскую полиэтническую культуру. И очень не хотелось бы, что бы ваши донецко-крымские «соратники» продолжили вашу разрушительную работу с тем же постимперским пассионарным энтузиазмом.

Отвергая один из двух языков, природных для Украины, невозможно сохранить другой. Возможно только качественно улучшить суржик. Это наблюдение не одесское, но правильное: «человек живет столько раз, сколько языков он знает». И если бы хранители языковой чистоты нации действительно заботились бы о развитии нации, а не лелеяли свои ущемленные и ущербные апломбы, они не стали бы отнимать у украинской молодежи возможность свободно пользоваться и учиться на русском языке.

И совсем в заключение, мы хотим обратиться к тем, для кого важно не «на каком языке говорят», а «что говорят», представителям всех языковых групп Украины. Может «одесская модель», «одесская альтернатива» - это единственная возможность ухода от злобных, враждебных, но так похожих галичанской и донецко-крымской моделей? И возврата к естественному, антиимперскому украинскому языковому архетипу.

Оргкомитет по созданию Всеукраинского движения «Родной язык»:

1. Андрей Ганжа (кандидат исторических наук, журналист)

2. Виктор Джевага (художник-карикатурист Директор дизайн-студии "Д-студия")

3. Светлана Купряшкина-МакГил (кандидат филологических наук, главный редактор научного журнала «Актуальные инфекции»)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.