Вы здесь

О результатах парламентских выборов в Эстонии

Парламентские выборы, состоявшиеся в Эстонии в минувшее воскресенье (6 марта), прошли довольно рутинно. Никто не ожидал от этих выборов серьезных сюрпризов. Их и не произошло. В отличие от Латвии, где на прошлых выборах шла упорная борьба между проамериканским блоком «Единство» и пророссийским объединением «Центр согласия», в Эстонии такой элемент отсутствовал. Большинство экспертов предсказывали победу правящей Партии реформ во главе с премьер-министром Андрусом Ансипом, выступающей с прозападных, антироссийских позиций. Так оно в действительности и получилось. Партия реформ набрала 28,6% голосов, что 0,8% больше, чем на предыдущих выборах. Другая партия правительственной коалиции Союз «Отечество – Рес Публика» также увеличила свое представительство в парламенте, причем гораздо более существенно, чем Партия реформ. Если на прошлых выборах Союз «Отечество – Рес Публика» имел 17,9% голосов, то на нынешних получил 20,5%.

Главная интрига на выборах развернулась вокруг оппозиционной Центристской партии, выступающей за корректировку внешнеполитического курса Эстонии в сторону более тесных отношений с Россией и странами СНГ. В ноябре прошлого года премьер-министр Ансип организовал против этой партии масштабную политическую провокацию с использованием эстонских спецслужб. В ход пошла полиция безопасности, предоставившая президенту и премьер-министру доклад, из которого явствовало, что лидер центристов мэр Таллина Эдгар Сависаар получает помощь для своей партии от России, прикрывая эту помощь строительством храма Русской Православной Церкви. В скандале был замешан глава РЖД Владимир Якунин. Этот скандал дал повод основным политическим игрокам в Эстонии заявить о своем неприятии Сависаара, объявив его агентом Кремля. Внутри центристов произошел раскол. Лидером раскольников стал Айн Сеппик, депутат парламента Эстонии и ближайший соратник Сависаара. В результате позиции центристов в общественном мнении Эстонии несколько ослабли и по последним предвыборном опросам партия потеряла 3% голосов, в основном своих избирателей-эстонцев, не увеличив при этом число сторонников среди русского электората.

Эти прогнозы в целом подтвердились на выборах. Центристская партия смогла набрать лишь 23,3% голосов, то есть на 2,8% меньше по сравнению с прошлыми выборами. В абсолютных цифрах центристы потеряли более 10 тыс. голосов. Правда, остается неясным, было ли это связано с личностью лидера партии Сависаара или с более общими политическими факторами. Дело в том, что в личном зачете Сависаар получил 23012 голосов, обойдя всех других кандидатов, включая Ансипа (18202 голоса).

Скорее всего, разочаровавшийся в центристах электорат перешел к социал-демократам, которые на этих выборах очень существенно увеличили свои результаты. Социал-демократическая партия набрала 17,1% по сравнению с 10,6% на прошлых выборах. Конечно, такое увеличение числа голосов было достигнуто не только за счет центристов, но из за счет других партий, не прошедших в этот раз в парламент.

Русская партия Эстонии получила 0,9% голосов избирателей. За нее проголосовало 4837 человека. Это явило собой увеличение по сравнению с прошлыми выборами, когда партия набрала всего 0,2 % голосов. В то же время партия не дотянула до 1% голосов, позволяющего ей рассчитывать на государственное финансирование. Тем не менее, лидер партии Дмитрий Кленский расценил данный результат как победу. «Мы очень довольны нашим результатом на выборах в Рийгикогу, потому что программу-минимум выполнили», - заявил он. По его словам, у партии была главная задача «с помощью прессы использовать выборы в качестве мощной пропагандистской кампании среди русского и эстонского населения». «В эстонской прессе удалось "прозвучать", с русской было гораздо сложнее, потому что основные каналы — ПБК и таллиннская газета "Столица" — целиком во власти центристов, и нас туда и близко не подпускали», - отметил Кленский.

Следует заметить в этой связи, что в выборах участвовало много русских кандидатов по списком других партий. Причем 11 из них успешно прошли в парламент. Большинство из них, 9 человек, прошли по списку Центристской партии. Среди них – Михаил Стальнухин, набравший 8585 голосов (наилучший результат среди русских кандидатов), Денис Бородич (5893), Яна Тоом (4495), Валерий Корб (3592), Владимир Вельман (2022), Виктор Васильев (1899), Эльдар Эфендиев (1650), Ольга Сытник (1317) и Михаил Кылварт (1037). От Социал-демократической партии прошел Евгений Оссиновский (1577). От Партии реформ – Игорь Грязин (6049). Таким образом, каждый 9-й депутат парламента Эстонии нового созыва представляет русскую общину. Это самое большое представительство русских депутатов в истории парламентов Эстонии последнего времени. И достигнуто это было в составе общенациональных партий, а не через создание этнической русской партии. Конечно, это число русских парламентариев еще далеко не отражает реальный процент русского населения Эстонии, однако тенденция развивается в правильном направлении.

Поэтому участие русских кандидатов в выборах в составе общенациональных партий представляется более перспективной, чем форма, предложенная Русской партией. Тем более, с учетом избирательной системы Эстонии, когда избиратель имеет возможность голосовать не только за партию, но и за конкретного кандидата внутри партии, продвигая его, таким образом, на проходное место в партийном списке. И даже имея ввиду такой положительный момент, как использование избирательной кампании для широкого обсуждения проблем русского населения, нельзя забывать об отрицательных последствиях. К таковым относится, прежде всего, оттягивание голосов от «проходных» оппозиционных партий в пользу явно «непроходной» партии. В итоге эти голоса не только пропадают, но и затем перераспределяются в пользу лидеров, среди которых такие антирусские образования как Партия реформ и Союз «Отечество – Рес Публика». Поэтому всегда будет стоять вопрос о том, что в данном случае выгоднее для русского движения в Эстонии – пропаганда или реальный политический результат. Второе, как кажется, важнее. Ведь пропагандой можно заниматься в любое другое время, помимо выборов.

Всего в выборах участвовало девять партий и 32 независимых кандидата. Однако преодолеть 5% барьер смогли лишь четыре партии. Не прошел и не один независимый кандидат. Среди проигравших оказались две бывшие парламентские партии – Партия зеленых, набравшая 3,8% голосов, и Народный союз Эстонии, получивший 2,1% голосов. Независимые кандидаты собрали вместе 2,8% голосов. Общая явка избирателей оказалась достаточно высокой – 63,5 %. В абсолютных цифрах это составило 580264 человека. Таким образом, в этих выборах приняло участие на 30051 человека больше, чем на предыдущих.

Столь заметное увеличение явки было, возможно, вызвано широким применением методов дистанционного голосования через интернет и мобильную связь. Кстати, предварительное голосование, проходившее с 28 февраля по 2 марта, явилось одним из противоречивых моментов на этих выборах. Это голосование проводилось электронным путем - через интернет и мобильную связь, а также традиционно - непосредственно на избирательных участках. В голосовании приняло участие достаточно большое количество граждан – 27,4%. Причем 140846 из них пользовались электронным методом голосования. Когда же проводился подсчет голосов, то оказалось, что результаты предварительного голосования сильно контрастируют, с результатами полученными в ходе голосования в день выборов. Так, после подсчета 211449 голосов (а первыми, естественно, подсчитывали предварительные голоса) партии правящей коалиции получили невероятно высокие результаты. Партия реформ получала 34% голосов, а Союз «Отечество – Рес Публика» - 24%, то есть вместе правящие партии получили на 11,8% голосов больше, чем их окончательный результат.

Представители Партии реформ пытались объяснить это событие тем, что, мол, в предварительном и особенно электронном голосовании, принимали участие наиболее «успешные» и тяготеющие к ним избиратели. Это объяснение, однако, не является убедительным, так как электронному голосованию отдает предпочтение прежде всего молодежь, безработица в рядах которой достаточно велика, и ни о какой «успешности» здесь не может быть и речи. А значительная часть электората Союза «Отечество – Рес Публика» расположена в глубокой провинции и сельской местности, где интернета то, может и нет, и уж по-крайней мере, уровень владение интернетом в этих районах значительно уступает городскому. Поэтому столь высокий результат правящих партий в предварительном голосовании наводит на мысль, что, по крайней мере, в электронной его части имели место фальсификации. Между тем, такие фальсификации могли иметь критическое значение для распределения мест в парламенте: абсолютного большинства правящая коалиция могла и не получить.

Неслучайно, в отчете группы наблюдателей СНГ (CIS-EMO) в качестве недостатка прошедших выборов отмечалось «чрезвычайно большее количество людей проголосовавших досрочно». В связи с этим генеральный директор CIS-EMO Алексей Кочетков прямо заявил, что «наблюдателям показалась очень странным, что досрочно проголосовало больше четверти всех зарегистрированных в Эстонии избирателей». «Для сравнения, на последних президентских выборах на Украине досрочно проголосовало в процентном соотношении в несколько раз меньшее число избирателей, что все же повлекло за собой широкую дискуссию в украинском и западном обществе и обвинения одной из сторон в применении запрещенных избирательных технологий», – подчеркнул он.[1]

Вторым настораживающим моментом был сбой в электронной системе избирательной комиссии во время подсчета голосов. В итоге передача данных для общественности через электронную связь не функционировала в течении часа. Эстонская избирательная комиссия официально извинилась за этот сбой. Но это мало утешает. Ведь за время, пока система не работала, данные по выборам могли быть изменены. Примечательно, что во время выборов в Европарламент летом 2009 года электронная выборная система несколько раз давала сбой, меняя распределение голосов и даже мандатов. Тогда казалось, что из произошедшего сделают выводы, но, видимо, такая ситуация вполне устраивает эстонские власти. На это обратил внимание генеральный секретарь Центристской партии Прийт Тообал. По его мнению, подобные случаи подрывают доверие к системе электронного голосования, поскольку теперь никто не может ручаться, что во время этого голосования в системе не происходило каких-то сбоев, которые могли отразиться на результатах.[2]

Сомнительный характер дистанционного электронного голосования и подсчета голосов на эстонских выборах ставит вопрос о необходимости возвращения Эстонии, да и других государств мира к традиционному голосованию бюллетенями. Выборы – важнейшее явление в жизни любой страны и скорость подсчета голосов и удобство для избирателей и избирательных комиссий – далеко не самые главные вещи. К сожалению, электронные средства, как показывает практика, создают серьезные возможности для подтасовок, которые затем сложно проверить. Поэтому лучше подождать пару дней и получить результат действительно отражающий волю избирателей, чем иметь сфальсифицированные выборы.

Кстати говоря, чрезмерное по численности предварительное голосование явилось далеко не единственным недостатком, отмеченным наблюдателями от СНГ на эстонских выборах. В отчете CIS-EMO также указывалось на «неравномерный доступ к СМИ для всех участников выборного процесса». «Несмотря на то, что в выборах приняло участие 757 кандидатов в списках девяти партий и 32 независимых кандидата, мониторинг СМИ показывает, что большинство эстонских СМИ отдавали предпочтение кандидатам, представляющим действующую власть, в то время как информация об оппозиции носила, в основном, негативный характер». Далее в документе критикуется «моральное и психологическое давление», которому подверглись оппозиционные партии: «В прессе была развёрнута кампания дискредитации, направленная против одной из ведущих оппозиционных партий с использованием незаконно полученных записей частных телефонных разговоров, что вряд ли может приветствоваться в современном цивилизованном обществе». Таким образом, в отчете содержится довольно прозрачный намек на кампанию по дискредитации Центристской партии, развернутой перед выборами правительством Ансипа. Общий вывод, который сделала наблюдательная группа от СНГ состоит в том, что «нет оснований утверждать, что избирательная система и демократические институты Эстонии полностью соответствуют стандартам и требованиям, предъявляемым к современным демократическим государствам».[3]

Всего на выборах, по данным эстонского избиркома, присутствовало более 100 зарубежных наблюдателей. Среди них – 28 наблюдателей из Белоруссии, 8 из Молдавии, 7 из Латвии, 6 с Тайваня, по 5 человек из Польши и Норвегии, по 4 из Албании и Армении. Присутствовали также наблюдатели из Австрии, Грузии, Голландии, Индонезии, Ирана, Италии, Ливана, Палестины, Германии, Словакии, Чехии, Турции, США и с Украины. Однако, помимо упомянутой оценки выборов, сделанной группой CIS-EMO, отчетов и комментариев от них еще не поступало. Возможно, они появятся позднее.

В результате выборов места в эстонском парламенте распределились следующим образом. Из 101 места Партия реформ получила 33, улучшив свое положение на 2 места; Центристская партия - 26 мест (минус 3 места); Союз «Отечество – Рес Публика» - 23 места (плюс 4 места); Социал-демократическая партия - 19 мест (плюс 9 мест). Таким образом, главными выгодоприобретателями на выборах стали социал-демократы и в меньшей степени Союз «Отечество – Рес Публика», а не Партия реформ. Тем не менее, партии нынешней правительственной коалиции получили устойчивое большинство, что позволяет им продолжить совместное управление страной.

В то же время, можно констатировать, что организованная Ансипом провокация против Сависаара не достигла своих целей. Эффект от нее для Партии реформ оказался минимальным, личные позиции Ансипа это тоже не улучшило. Если, кто и извлек из этого пользу, то его соратник-соперник по коалиции Март Лаар. Можно предположить, что часть эстонского националистического электората, напуганная полицейскими методами Ансипа, предпочла отдать свои голоса Союзу «Отечество – Рес Публика», а не Партии реформ.

С другой стороны, потеря голосов Центристской партией оказалось весьма не значительной и не повлияла на общую расстановку сил в парламенте. Голоса недовольных центристами эстонских избирателей переместились вовсе не к правящей коалиции, а к набирающим силу социал-демократам. Увеличение поддержки Союза «Отечество – Рес Публика» произошло прежде всего, за счет ослабшей Партии зеленых, которая, по некоторым данным, была в прошлом проектом именно Марта Лаара.

Личный рейтинг Сависаара тоже никак не пострадал. Он остался наиболее популярным политиком в стране. Интересен также тот факт, что Сависаар не дал четкого обещания перейти на работу в парламент и возможно предпочтет остаться мэром Таллина. Надо признать, что этот пост дает ему гораздо больше политического веса, чем роль лидера оппозиции. К тому же, Сависаар заявил, что готов уйти даже с поста лидера партии, если его персона сделает затруднительным формирование правительственной коалиции с участием центристов. В этом случае, сохранив за собой пост мэра Таллина, он все равно оставался бы де факто наиболее влиятельной фигурой в партии.

Таким образом, стратегическая цель Ансипа по созданию условий для установления авторитарного режима личной власти достигнут не была. И в этом – главный положительный итог этих выборов. Партии реформ не удалось стать непререкаемым лидером и придется делиться полномочиями с партнером по коалиции Союзом «Отечество – Рес Публика». Причем, делиться в гораздо большем объеме, чем раньше. А это приведет к ослаблению всевластия Ансипа в стране. Более того, при консолидированном парламенте, имеющим всего четыре фракции, вполне возможна коалиция и без участия Партии реформ. Конечно, пока объединение Союза «Отечество – Рес Публика» с центристами и социал-демократами представляется маловероятным. Однако, в случае неадекватного поведения Ансипа – как на стадии формирования правительства, так и в дальнейшем – такой вариант полностью исключать нельзя. И эта потенциальная возможность будет висеть над премьером как дамоклов меч, сдерживая его непомерные амбиции.

Другим положительным эффектом выборов можно считать общий сдвиг общественных настроений в Эстонии в сторону противоположную идеологии западного либерализма. Об этом хорошо сказал член Центристской партии, председатель Нарвского городского собрания Михаил Стальнухин. «Три мандата по сравнению с предыдущими выборами 2007 года мы потеряли, но идеологические настроения в стране сменились в пользу более социально ориентированного государства», - отметил он. По его мнению подтверждением такого сдвига является, например, тот факт, что Союз «Отечество – Рес Публика» шел на выборы отнюдь не с праволиберальной программой. Стальнухин также заметил, что Центристская партия могла бы одержать победу на выборах, если бы 130 тысяч потенциальных избирателей-центристов не находились бы за рубежом на заработках. «У этих людей не было той возможности голосовать, какая была у тех, кто находится здесь на месте», - отметил он. Говоря о возможных вариантах будущей правительственной коалиции, Стальнухин заявил, что «всякое может произойти» и предложил подождать до конца переговоров между парламентскими партиями.[4]

Что касается российско-эстонских отношений, то каких-то принципиальных изменений по итогам этих выборов ожидать не приходится. Если нынешняя коалиция будет воспроизведена, то она продолжит прежний антироссийский курс, возможно, с небольшими коррективами под влиянием объективных экономических условий. Тем не менее, в случае нарастания в Эстонии экономических проблем, вызванных продолжением мирового кризиса, нельзя исключать распада нынешней коалиции и формирования новой без участия Партии реформ. Тогда возможно некоторое изменение внешнеполитического курса Эстонии в благоприятную для России сторону.

 

Михаил Владимирович Александров

Заведующий отделом Прибалтики Института стран СНГ


[1] Интерфакс, 07.03.2011

[2] DELFI.ee, 07.03.2011

[3] Наблюдатели распространили отчёт о выборах в Эстонии // ИА Регнум, 08.03.2011

[4] Каждый девятый депутат нового парламента Эстонии - представитель русской общины // ИА Регнум, 07.03.2011

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.