Вы здесь

«Мягкая сила» России: Братская поддержка или вмешательство во внутренние дела?

Дискуссия между российским политологом, президентом Фонда развития институтов гражданского общества "Народная дипломатия" Алексеем Кочетковым, и научным сотрудником Института философии НАН Беларуси, главным редактором портала IMHOCLUB.BY Алексеем Дзермантом. Две точки зрения на деятельность российских некоммерческих организаций (НКО) за рубежом.

 

Тезисы участников дискуссии:

Алексей Кочетков: российский политолог, журналист, международный эксперт. Президент Фонда развития институтов гражданского общества "Народная дипломатия":

Российские НКО могут и должны

1. Как минимум 2/3 граждан Белоруссии выступают за тесную белорусско-российскую интеграцию и считают белорусов и русских единым народом. Российские некоммерческие организации (НКО) могут и должны работать с этой частью белорусского общества.

2. В последние годы в Белоруссии наблюдаются проявления русофобии, переписывание истории, борьба с памятниками. Российские НКО могут и должны вести мониторинг и предавать гласности данные негативные явления, опасные как для России, так и для Белоруссии.

3. Российская «мягкая сила» в Белоруссии должна быть направлена на поддержку гражданских инициатив, связанных с углублением белорусско-российской интеграции, реализацией договоров о создании Союзного государства и Евразийского экономического союза.

4. Препятствование деятельности российских НКО на территории Белоруссии следует рассматривать как недружественный шаг руководства братского государства.

Алексей Дзермант: философ, политолог, научный сотрудник Института философии НАН Беларуси, главный редактор портала IMHOCLUB.BY:

"Мягкая сила" должна быть взаимной

1. Цель «мягкой силы» заключается прежде всего в создании позитивного, привлекательного образа страны. Попытки вмешательства во внутренние дела стран-союзниц России вряд ли способствуют взаимопониманию между странами и народами и вовсе не являются «мягкой силой».

2. Для того чтобы предотвращать такие негативные явления, как русофобия, белорусофобия, казахофобия и т.д., «мягкая сила» должна быть общей, взаимной, с привлечением гражданского общества, лояльного своим государствам — должна быть общая евразийская «мягкая сила», направленная на достижение взаимопонимания между странами-участницами ЕАЭС и продвижение его интересов вовне.

3. У России есть успешные примеры деятельности НКО в сфере «мягкой силы», например Фонд поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова, Институт Русского зарубежья. Их опыт позитивен, востребован и заслуживает дальнейшего распространения и применения.

4. Противостоять проявлениям национализма и шовинизма можно только на антинационалистической основе, а никак не пропагандой такого же национализма, только русского.

 

Дискуссия:

Алексей Дзермант: Как Вы прокомментируете высказывание сотрудника Вашего Фонда Кирилла Аверьянова, озвученное на националитическом ресурсе Спутник и Погром:

«Антирусское нацстроительство составляет смысл существования белорусской государственности вне зависимости от того, кто занимает пост президента РБ. Поставьте вместо Лукашенко кого угодно, хоть Путиненко, — будет всё то же самое. Исходя из этого, Белоруссия «не потеряна» для России лишь в том случае, если она вернётся в состав Российского государства до того, как большинство населения окончательно поверит в свою «нерусскость».

Стоит ли это рассматривать как призыв к ликвидации белорусской государственности? Могут ли такие высказывания улучшить отношения России и Беларуси или же их следует рассматривать как сознательную провокацию, разжигание конфликтов и вражды, озвученное устами радикального националиста?

Алексей Кочетков: Большое спасибо за возможность обсудить наиболее актуальные вопросы, связанные с российско-белорусскими отношениями в это непростое время. Особенно порадовал неординарный формат дискуссии - дуэль.

С самого начала хотелось бы обратить внимание на то, что фонд "Народная дипломатия" рассматривает Беларусь как братское суверенное государство, состоящее с Россией в союзных отношениях. Российская Федерация никогда не ставила под сомнение суверенитет и территориальную целостность Беларуси.

Наш фонд объединяет людей разных политических взглядов, из разных стран. Наша основная задача, в том числе, состоит в том, чтобы инициировать дискуссии по важнейшим, зачастую болезненным вопросам. В ходе их обсуждения и должны находиться совместные решения.Приведённая цитата - личное мнение Кирилла Аверьянова-Минского, высказанная задолго до того, как он стал экспертом "Народной дипломатии".

Вам, Алексей, должно быть известно, что людям свойственно менять свои политические убеждения.

Та политическая позиция, которой вы придерживаетесь в январе 2017 разительно отличается от позиции Алексея Дзерманта пятилетней давности. Сегодня вы уже не выступаете за "литовский мир", частью которой будто бы является Западная Россия. Не стоит отказывать и другим в возможности позитивно менять свои взгляды в сторону реализма.

Дзермант: Каково Ваше мнение о ситуации в Казахстане - видите ли вы там опасность роста национализма, возможность Майдана и как, по-вашему, там надо действовать российским НКО?

Кочетков: Казахстан является одним из участников Евразийского экономического союза, поэтому Россия, естественно, заинтересована в сохранении социально-политической и экономической стабильности этого государства.

Русские - это крупнейший разделённый народ. После развала СССР в Казахстане осталась вторая по численности, после Украины, русская община. По разным оценкам, на сегодня она насчитывает до 4 миллионов человек.

После обретения независимости в Казахстане, как и в ряде республик постсоветского пространства, начался форсированный процесс нациестроительства, основанный на этнонациональной мифологии. Это привело к массовому оттоку русского населения из страны (в 1990 г. в Казахстане проживало более 6 миллионов русских). В 2000-е годы эти процессы замедлились.

Сегодня казахский национализм находится на новом витке. Наряду с этим остро стоит проблема роста исламского радикализма. Но при этом, на мой взгляд, в казахстанском государстве имеется достаточный запас прочности, а в казахстанских элитах - здравого смысла, чтобы осознать и эффективно противостоять угрозе майдана.

Задача российских НКО в Казахстане, как и в Беларуси, состоит в укреплении проевразийских настроений в обществе и отстаивании российских внешнеполитических интересов. Как сказано в концепции внешней политики России, утверждённой президентом Путиным, в " решении внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии».

Дзермант: Вопрос все же остается - могут ли рассчитывать эксперты и организации, в которых они работают на позитивное отношение в государствах, по которым они пытаются работать.

Мое мнение - нельзя построить успешную деятельность на таких методах. Тут, кстати, я бы внимательно изучил опыт западных НКО и сравнил. Что мы имеем с той стороны: только благожелательное отношение, очарование европейским "соблазном" или американкой технологической, экономической мощью.

С российской стороны пока эти вещи только осваиваются, зато очень часто в СМИ от различных "экспертов" мы можем встретить пассажи про "недогосударство", "изобретенный" язык и т.д. Как думаете, может ли такой подход кого-либо привлечь? Мое мнение - может только отвратить.

Действительно, людям свойственно меняться. Траекторию своей эволюции я описал здесь - Как и почему я поменял свои взгляды. Так что право на изменение своей позиции я, конечно, признаю. Надеюсь, с Вами тоже произошла именно такая эволюция - от РНЕ к чему-то менее одиозному.

Кочетков: Что ж, давайте по существу. Фраза о "недогосударстве", на которую в последнее время так часто ссылаются представители белорусского официоза, принадлежит никому не известному человеку по фамилии Алимкин. Однако она голословно приписывается двум другим арестованным - Сергею Шиптенко и Юрию Павловцу, которые действительно являются известными экспертами, последовательно выступающими за углубление белорусско-российской интеграции. Подтверждением этому служит их монография "Экономика Белоруссии. Экономические очерки 20-21 века", вышедшая недавно в Москве.

Безусловно, никакие высказывания о "недогосударстве" не могут способствовать взаимопониманию между нашими странами. Это недопустимо и возмутительно, и не важно, кто позволяет себе высказывания того рода - "Регнум" или "Наша нива". Мы знаем, что Шиптенко и Павловец не делали того, что им приписывается, однако действия государственного аппарата были такими, как будто он столкнулся с серьёзной угрозой. Давайте поставим вопрос таким образом: могут ли два журналиста, пишущие ничем не обоснованные статьи в негосударственных СМИ, поссорить две дружественные страны. Судя по тому, что ежедневно пишут "Наша нива", "Хартия 97", "Белорусский партизан", - нет, не могут.

Вернёмся к "мягкой силе". На мой взгляд, в настоящее время Запад активно внедряет в сознание белорусской молодёжи антирусскую концепцию национальной идентичности. Нас это тревожит, и мы не можем не противостоять этому явлению, поскольку оно вбивает клин в отношения между братскими народами и способствует дезинтеграции общерусского культурного пространства. Наша цель состоит в том, чтобы вскрывать механизмы дезинтеграции и вырабатывать методы противодействия этому. Здесь мы не всегда находим взаимопонимание со стороны белорусских властей. Отметим, что проблемы начались тогда, когда российское экспертное сообщество всерьёз заинтересовалось негативными общественными процессами, происходящими в Беларуси.

Дзермант: Известный российский политолог и политтехнолог Евгений Минченко озвучил следующее мнение о возможности Майдана в Москве:

"Я думаю, что следующий протест, если он произойдет, будет под национал-социалистическими лозунгами. Коммунизм с идеей интернационализма имеет определенные ограничения. Сочетание социализма и национализма – та взрывоопасная смесь, которая, в том числе, взорвала и Украину".

То есть, речь идет о национал-социалистическом Майдане в России, что кажется не таким уж невозможным, памятуя про события на Манежной и рост кавказо- и азиатофобских настроений в России. Как Вы смотрите на возможность участия белорусских НКО в предотвращении такой угрозы в России?

Кочетков: Национал-социалистический майдан в России невозможен. Поясняю, национал-социализм лежит за пределами не только современной политической повестки, но и вне культурных и исторических традиций русского народа. Идеология возведённого в абсолют национального эгоизма противоречит основам русского мировоззрения и русской цивилизации.

Что касается господина Минченко, то в Москве он человек, вне всякого сомнения, уважаемый, но экспертом в области национализма не является. Его позиция шаткая и сомнительная. Украинский майдан был национал-либеральным, а никак не национал-социалистическим. Как и на Украине, в России основной движущей силой возможного/невозможного майдана являются либералы, его, так сказать, мозгом и кошельком. Как и на Украине, радикальным националистам в прошедших в Москве протестных событиях отводилась роль ударной физической  силы.

Вернёмся на несколько лет назад. В начале 2010-х годов в русском националистическом дискурсе присутствовали различные точки зрения - от маргинальных (включая национал-социалистические) до лоялистских. Всё изменили события на Украине 2014 года и последовавшие за ними воссоединение Крыма с Россией и Русская весна. Долго назревавший (в том числе не без участия российских спецслужб) конфликт между русскими националистами и современным российским государством разрешился сам собой. Русское националистическое сообщество раскололось на две неравные части. Подавляющее большинство поддержало Путина, а экстримистское меньшинство уехало в "Азов" защищать "белую расу".

Дзермант: Спасибо, это интересная деталь. Но именно это может вызвать беспокойство у белорусской, казахстанской стороны. Почему? Если ли в России лоялизирована большая часть националистов, не значит ли это, что они получили возможность влиять на государство, внедрять свои взгляды среди чиновничества, силовиков, людей, принимающих решения?

Например, в Беларуси такого даже близко нет, нет никакой целенаправленной политики или практики по лоялизации местных националистов и тем более, никто из них не может влиять на государственную политику и идеологию.

В целом же, повторю свой тезис: Противостоять проявлениям национализма и шовинизма можно только на антинационалистической основе, а никак не пропагандой такого же национализма, только русского.

Дзермант: А вы не задумывались о том, что если этим занимаются такие "эксперты", которые то про "недогосударство" скажут, то призовут к ликвидации белорусской государственности, то и отношение к ним будет соответствующее? При чем не только в Беларуси, но и в Казахстане. Везде. Я понимаю - кадровая проблема. Но с такими кадрами "мягкую силу" России ждет только крах. Хотя есть и другие примеры. О них я упомянул в своих тезисах.

Кочетков: С какими такими экспертами? Вы продолжаете жонглировать запущенным непонятно кем термином "недогосударство"? Я не считаю подобный приём приемлемым в цивилизованной дискуссии?

Никакой кадровой проблемы нет и не будет. Интерес к российско-белорусским отношениям только растёт и будет расти в будущем, нравится это кому-либо или нет.

Разумеется, есть разные точки зрения с которыми можно соглашаться или не соглашаться. Шельмование, применение грубой физической силы или лишение свободы в данном случае не аргумент. В приличных демократических обществах так не принято. Как не принято радоваться чужому горю.

Вам нужно свыкнуться с мыслью, что экспертов на белорусском направлении будет работать всё больше и больше.

Дзермант: Да ради Бога. Но и Вам надо свыкнуться с мыслью о том, деятельность этих экспертов будет только тогда эффективной, если они будут действовать в отношении союзной страны совершенно другими методами.

По обвинению в разжигании национальной розни задержаны три гражданина Республики Беларусь. Имена их известны, подождем решения суда, но если они будут признаны виновными, тогда, на мой взгляд, это плохие "эксперты" и от их слов и деяний белорусско-российские отношения лучшими точно не стали и не станут.

Кочетков: А как же быть с Вашим коллегой Александром Шпаковским, который был членом радикальной организации "Правый альянс" и призывал к сотрудничеству белорусских и русских националистов? А сегодня он рукопожатный, провластный эксперт.

Как я уже указывал, русский национализм после майдана резко разделился на две неравные части. Подавляющее большинство поддержало президента Путина, воссоединение Крыма с Россией и Русскую весну.

Основной формой самореализации русского народа всегда было Российское государство, формировавшееся столетиями и выстраданное в нелёгкой и кровавой борьбе. Классики русской философии стали одновременно и классиками русского национализма: Достоевский, Ильин, Розанов, Меньшиков, Солоневич и другие. Таким образом, традиционный русский национализм всегда был консервативным и государственническим, а его природа в корне отличается от природы белорусских, кривичских и прочих тверских национализмов. Русский национализм исторически был не разъединяющим (эксклюзивным), а объединяющим (инклюзивным). Вокруг русского языка и культуры веками объединялись представители всех этносов, проживавших в Российском государстве. Это и составляет основу Русского мира.

Дзермант: Это говорит о нем только то, что русофобом он никогда не был. Он бы мог и сам про себя здесь рассказать, но я лишь замечу, что сегодня его взгляды никак нельзя назвать националистическими.

Вы говорите, что русский национализм исторически был не разъединяющим, а объединяющим. Хорошо. А как же быть с заявлениями типа "Хватит кормить Кавказ", популярными в националистической среде в России, с призывами ввести визовый режим со странами Средней Азии.

Полагаю, что русское мировоззрение все же нельзя сводить исключительно к национализму, тем более, что реальный проект на сегодня - это Евразийский союз, а Русский мир - больше теория, при чем не очень хорошо сработавшая на практике. А если мы говорим о евразийском пространстве, о ЕАЭС, ШОС, Китае, то вместо национализма тут нужны совершенно другие идеи и практики.

Кочетков: Алексей, в Вашем ответе присутствует некоторая сумятица, давайте разложим всё по полочкам.

Лозунг "Хватит кормить кормить Кавказ" не имеет никакого отношения к национальному вопросу, как, впрочем, и к классическому русскому национализму. Здесь мы имеем дело, скорее, с антикоррупционным лозунгом, направленным против разворовывания средств федерального бюджета, которые не доходят до простых жителей кавказских республик.

Введение визового режима со странами Средней Азии - это вопрос национальной безопасности, связанный, в том числе, с резко возросшей террористической угрозой.

Не следует ставить в один ряд Беларусь и Китай. С Беларусью Россию связывает единое цивилизационное пространство. Как не раз подчёркивали лидеры наших государств, мы один народ. С Китаем нас связывают лишь экономические и геополитические интересы. Поэтому у российско-белорусских и российско-китайских отношений совершенно разные основы.

Дзермант: Как же не имеет, когда многие публицисты и теоретики современного национализма в России нередка его использовали.

Визовый режим со странами Средней Азии - вопрос разносторонний, но опять же - часто можно наблюдать, что его поднимают в России сторонники весьма определенных взглядов.

Простите, но сравнение Беларуси и Китая - это уже сумятица с вашей стороны. Я говорил о том, что русский национализм как теория и как практика не будет работать ни в одном из существующих форматов интеграции вокруг России.

А цивилизационное единство России и Беларуси можно сохранять и без него.

Кочетков: Спасибо за интересный обмен мнениями. Убеждён, что все недоразумения между нашими странами рано или поздно разрешатся, в том числе и при поддержке гражданского общества и "мягкой силы".

Дзермант: Спасибо и Вам за дискуссию! Убежден, что Беларусь и Россия будут вместе.

 

Источник: IMHOCLUB.BY

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.