Вы здесь

Мнение: Лавров – реалист внешней политики

Во вторник, 31 мая, министр иностранных дел России Сергей Лавров в режиме он-лайн ответил на вопросы журналистов и читателей «Комсомольской правды».

Каждый пятый вопрос касался Украины и Донбасса.

Лавров подчеркнул готовность Москвы и дальше поддерживать Донбасс, а также рассказал о позиции России по поводу перспективы ввода на Донбасс вооруженной полицейской миссии ОБСЕ: «Это не предусмотрено Минскими соглашениями. На это Донбасс никогда не пойдет, а с Донбассом, в соответствии с минскими договоренностями, необходимо согласовывать все без исключения шаги по урегулированию».

Кроме того, Лавров объяснил, почему Москва не торопится признавать народные республики Донбасса.

«Признание ДНР и ЛНР контрпродуктивно, это даст повод Западу прекратить давление на Киев по выполнению «Минска-2», — убежден глава российской дипломатии.

Ответил Сергей Лавров и на вопрос о бездействии России во время событий на украинском Майдане, подчеркнув, что у России не было альтернатив.

«Если вы уверены в том, что мы проиграли Майдан, что мы должны были бы сделать? Мы должны были тоже платить политологам, чтобы они сайты (на Украине) вели? Когда бандиты стали беспредельничать на Майдане, нам надо было войска ввести? Я с этим не согласен. Русские и украинцы — это один народ», — обозначил свою позицию министр.

Реалистично оценивать позицию Лаврова призывает политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок:

— Политика — искусство возможного. Дипломатия — тоже. Это искусство добиваться политических и даже геополитических целей невоенными методами. То есть не оружием. В дипломатии действуют законы психологии, а не математики. Даже с проигрышных позиций, если правильно настроить себя и/или произвести соответствующее впечатление на оппонентов, можно достичь успеха на переговорах.

Лавров — реалист. Его кажущийся оптимизм проистекает из простого расчёта: если мы будем действовать неуверенно и без лучезарной улыбки, мы проиграем. Поэтому надо улыбаться и быть уверенным, при этом, не скрывая и не ретушируя ту внешнеполитическую реальность, в которой существует Россия сегодня.

У России есть жизненно важные интересы в Донбассе. Россия сохранит этот регион в сфере своего влияния. А как его назвать, Юго-Востоком Украины или Новороссией — это уже решение, которое диктуется дипломатическими соображениями.

«СП»: —  Лавров акцентирует внимание на праве Донбасса на свободные экономические связи с Россией. В Кремле верят, что Киев сам восстановит Донбасс и откажется от идеи тащить его в ассоциацию с ЕС, и что Россия восстановит экономическую кооперацию с Донбассом?

— Если Донбасс вернётся в состав Украины де-факто, это будет сделано на правах максимально широкой автономии. Автономия необходима для поддержания прямых экономических и политических связей с Россией. С самого начала донбасского конфликта Россия стала отправлять гуманитарные конвои в Донецк и Луганск. Сейчас Россия помогает выстроить в регионе мирную жизнь. У Киева же нет ни средств, ни мотивации вкладываться в восстановление Донбасса.

Ассоциация с ЕС не дала украинской экономике того ускорения, о котором говорили её лоббисты. Количество товаров, которые Украина имеет право поставлять на европейский рынок, крайне ограничено. Главным экономическим партнёром Украины остаётся Россия. Промышленность Донбасса также востребована в России.

«СП»: —  Лавров весьма категоричен, говоря о том, что миротворцев в Донбассе не будет, так как этого не хотят в ДНР и ЛНР. Означает ли это, что тема закрыта?

— Переговоры, как и ремонт, — это процесс, который может продолжаться неопределённое время, то прекращаясь, то возобновляясь снова. Очевидно, дело не в наличии или отсутствии миротворцев в Донбассе, а в том, кто ими станет. Вряд ли у Донецка и Луганска идея российских миротворцев вызвала бы протест. Однако введение российских войск, очевидно, было бы связано с внешнеполитическими осложнениями.

«СП»: — Лавров утверждает, что признание ЛДНР контрпродуктивно, ибо не найдёт понимания на Западе. А присоединение Крыма нашло? Ведь даже полная реализация Минских соглашений и возврат ЛДНР в состав Украины снимет только «донбасские» санкции, но не «крымские». К тому же сам Лавров говорит, что вопрос снятия санкций для России значения не имеет. Так чего бояться?

— Вопрос снятия «крымских» санкций для России значения не имеет по той причине, что страна никак не может повлиять на их снятие. Территориальная принадлежность Крыма не является для России дискуссионным вопросом. В отличие от донбасского конфликта, в ситуации с крымским референдумом и последующим воссоединением полуострова с Россией не было никаких внешних действующих лиц, договорённости с которыми России должна была бы соблюдать.

Антироссийские санкции совпали с резким снижением мировых цен на нефть, от экспорта которой зависело наполнение российского бюджета. Есть понятные сомнения в том, что если даже завтра все санкции с нашей страны будут сняты, это радикально скажется на самочувствии российской экономики.

Источник: "Свободная пресса"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.