Вы здесь

Кто в доме хозяева!

 
6 марта 2011 года в Эстонии состоялись парламентские выборы, в результате которых  «старое» правительство уходит в отставку и будет сформировано «новое» правительство. В августе 2011 года парламент или собрание выборщиков из представителей местных самоуправлений  выберут президента Эстонии. А в октябре 2013 года, после выборов в Европарламент, будут переизбраны собрания местных самоуправлений. Таким образом, в марте 2011 года начинается борьба за право выстроить подконтрольную одной политической силе  «вертикаль власти»: от президента до местных самоуправлений.  До сих пор это оставалось несбыточной мечтой эстонских политиков.

Две Эстонии – два голосования

Эстонский президент Тоомас Хендрик Ильвес голосовал, как водится, у себя дома в сельской глуши Вильяндиского уезда. Воскресным утром на представительном лимузине  он подкатил к избирательному участку. Одетый в черные джинсы с туристическими ботиками, свитер и помятую коричневую куртку президент, загадочно улыбаясь, задернул занавеску кабинки для голосования. Короткий миг задумчивости. И вот уже глава государства проталкивает свой бюллетень в урну для голосования, свернутый вдвое, чтобы не было видно номера кандидата.

"Обязательно нужно идти выбирать. Это наше конституционное право и конституционная возможность выразить свое желание через этот выбор, который мы сегодня сделаем в избирательной кабине", — обратился Томас Хендрик Ильвес к журналистам. Выполнив свой гражданский долг, президент отбыл на свой личный хутор Эрма. В 2010 году налогоплательщикам содержание хутора, как одной из резиденций главы государства,  обошлось в 999 506 крон. Примерно по кроне (по 6 евроцентов) с избирателя. Ведь, по подсчетам МВД, в прошедших вчера выборах могли участвовать 963 тысячи человек.

Избирательное законодательство предусматривает возможность проголосовать и в день выборов, и предварительно, и через Интернет, а также по мобильному телефону.  Четверть миллиона избирателей, 27% от общего числа, не дожидаясь 6 марта, уже отдали свои голоса той или иной партии, тому или иному политику.  Особенно такое голосование нравится молодежи и тем десяткам тысяч эстонцев, которые работают и живут за границей. Тем более, весь период предварительного электронного голосования можно было многократно менять свой выбор, голосуя снова и снова.

Курьезный случай зафиксировала Республиканская избирательная комиссия. Некий избиратель в период предварительного голосования через Интернет раз за разом голосовал и менял свое решение. Чиновники связались с этим человеком и объяснили, что сколько ни голосуй, голос все равно засчитан будет один. Пожилая жительница Ласнамяэ, освоившая компьютер на уровне продвинутого пользователя, ответила, что она это знает, но раз имеет право, то будет голосовать и менять свое решение столько раз, сколько ей захочется. Всего упорная дама проголосовала 533 раза.

В среднем по республике проголосовали всего 62,9% избирателей (в 2007 году явка составила 61%). Сразу после закрытия избирательных участков появились первые результаты - именно предварительного голосования. Технически продвинутая и сравнительно молодая Эстония голосовала именно так, как предписывала  телевизионная, газетная и интернет-реклама. Первые четверть миллиона подсчитанных голосов отдали предпочтение Партии реформ (33%),  IRL (23%), социал-демократам (19%) и меньше всего - центристам (16%).

«Вторая Эстония», не такая богатая и технически оснащенная, дождавшаяся окончания рекламного периода избирательной гонки и проголосовавшая по старинке, бумажным бюллетенем и лишь один раз, за занавесочкой в кабинке, отдала свои голоса с точностью до наоборот.  В итоге первой осталась Партия реформ, но с 28,6% голосов (33 мандата в Рийгикогу), вторую позицию заняла Центристская партия с 23,3 % голосов (26 мандатов), третью — IRL с 20,5% (23 мандата) и, наконец, социал-демократы получили 17,1% голосов (19 мандатов).

Как забраться на вершину пищевой пирамиды

На 101 место в парламенте претендовали 789 кандидатов, 757 баллотировались по 9 партийным спискам, а 32 выступали независимыми кандидатами. Краеугольным камнем избирательного процесса в Эстонии является не кандидат в депутаты, а политическая партия, под знаменем которой кандидат отправляется добывать кресло в парламенте. Не обязательно для себя, но обязательно для партии. Законом предусмотрена возможность  участвовать в выборах индивидуальным кандидатам, но никогда ни один индивидуальный кандидат в парламент не прошел.

Эстонская избирательная система не любит всякие меньшинства. Маленьким не место в парламенте. Выигрывают крупные и сильные.   Вот и на сей раз голоса аутсайдеров перешли к победителям.  В общей сложности  10,5% голосов избирателей  обернулись мандатами вовсе не для тех партий, за которые были отданы голоса. РПЭ, например,   не сумела добиться своей тактической цели, т.е. собрать как минимум 1 % голосов и получить причитающееся бюджетное финансирование для партии. Стратегической цели - оттянуть голоса русских избирателей у Центристов - РПЭ тоже не добилась.

Список Русской партии Эстонии  возглавили беспартийный общественный деятель Димитрий Кленский и председатель РПЭ Станислав Черепанов. Неформальным идеологом списка стал близкий к консервативным эстонским националистам социолог Дмитрий Михайлов. Естественно, основную надежду сторонники т.н. «русской сборной» возалагали на журналиста и общественника Димитрия Кленского, в одиночку на выборах в Европарламент собравшего свыше 7 тысяч голосов. Повторить этот результат, баллотируясь лишь в одном округе он, конечно, не мог. А в целом 5027 голос (0,9 %) на всех явно продемонстрировал отсутствие интереса у избирателей к «сверхценной идее» культурной автономии, с которой  РПЭ уже второй раз  пытается мобилизовать избирателей.

В результате чемпионом по поддержке избирателей стал Эдгар Сависаар (23012). Премьер-министр реформист Андрус Ансип уверенно вышел на второе место с 18981 голосом, третьим стал Михаил Стальнухин, получив  8585 голосов. В число тяжеловесов пробился и Денис Бородич - политик новый, «необстрелянный», но собравший  5893 голоса. Немного уступила ему Яана Тоом (4495). В целом же, что тоже примечательно, численность «русских» депутатов в Рийгикогу заметно подскочила. К таковым с известной долей условности можно отнести 9 центристов и одного социал-демократа. Итого, каждый десятый парламентарий связан происхождением, или культурой, или родным языком с национальными меньшинствами. Как это повлияет на политику в отношении меньшинств? Да скорее всего никак.

Объединенные в IRL Республика и Союз Отечества не смогли вернуть своих избирателей и подросли прежде всего за счет объединения двух партий в одну и избирателей-граждан, разочаровавшихся в Зеленых. Социал-демократы продемонстрировали удивительную живучесть. Помогли им бывшие сторонники Народного союза. Центристы же улучшили свои позиции в Таллинне и на Северо-востоке, но потеряли в других регионах Эстонии. Вряд ли хоть одна из прошедших в парламент партий будет считать свой результат не соответствующим ожиданиям.

Результаты выборов окажут влияние и на выборы президента в августе 2011 году. У Тоомаса Хендрика Ильвеса появился реальный шанс пойти на второй президентский срок уже в первом туре голосования.

Вертикаль власти

Официально Эстония является обычной парламентской демократией восточно-европейского образца.  В реальности же значительную часть политических регуляторов в Эстонии составляют правила, традиции и нормы, не закрепленные не только в конституции, но и вообще в республиканском законодательстве. К особенностям политической системы Эстонии в свете предстоящих выборов следует отнести: во-первых, доминирующую роль партий, партийной бюрократии и партийных назначенцев на всех уровнях государственного и муниципального управления.

Во-вторых, ни одна партия ни разу не получала большинства мест в парламенте. Поэтому в Эстонии политическая деятельность того или иного многопартийного правительства регулируется т.н. коалиционным соглашением. Подобный «договорной» характер формирования правительства не предусмотрен никаким законодательством. Противоречие между полнотой ответственности главы правительства и обязательствами перед партнерами по коалиции стимулируют стремление к авторитарному стилю управления. Наличие главного партнера становится обязательным условием устойчивости правительства.

И наконец, асинхронный характер выборов собраний местных самоуправлений, парламента и президента, а также различные сроки их полномочий,  как правило,  приводят к политическим противоречиям, конкуренции и противостоянию всех трех уровней представительной и исполнительной власти. Идеальной считается ситуация, когда одна политическая группировка контролирует и президента, и парламент, и местные самоуправления.

Количество партий в Эстонии медленно, но неуклонно сокращается. А эстонские политологи постоянно выдвигают концепцию перерастания эстонской политической системы в двух- или трехпартийную.

Эстонское законодательство не гарантирует победившей на выборах партии право формирования правительства. Традиционно право сформировать правительство президент предоставляет лидеру партии, получившей достаточно большое количество парламентских мандатов и политически близкой к президенту. Таким образом, замыкается связка парламентских выборов, муниципальных выборов (определяющих потенциальный состав коллегии президентских выборщиков) и выборов президента.

В 2011 году самые большие шансы сформировать правительство сохраняются у Партии Реформ.  Но реформисты хотели бы сбалансировать свое будущее правительство относительно левыми представителями социал-демократов вместо правых консерваторов из IRL.  Со своей стороны, IRL хотел бы остаться в правительстве, но не имеет ресурсов для давления на реформистов. Оставленные же в оппозиции соцы могут «спеться» с центристами и попортить правительству много крови.

Центристы, обладая возможностями повлиять на выборы президента через коллегию выборщиков,  не отвергают возможности сотрудничать с Партией реформ и хотели бы продолжить сотрудничество с социал-демократами. Социал-демократы же готовы сотрудничать со всеми, в т.ч. и с центристами, но желательно без Сависаара. Сам же Эдгар Сависаар за день до выборов категорически отверг даже мысль о своем уходе с поста лидера партии.

Социал-демократы: кто ест кого

На этих выборах, точнее в подковерной борьбе после выборов, социал-демократы будут играть ключевую роль и в выборе сценария формирования правящей коалиции, и в подготовке к президентским выборам. Соцы - старейшая из современных эстонских политических партий. Лидерами партии  побывали Эйки Нестор (член Рийгикогу предыдущего созыва, председатель фракции), Тоомас Хендрик Ильвес (президент ЭР), Ивари Падар (депутат Европарламента), Юри Пихл (член таллиннского городского собрания). Осенью 2010 года лидером социал-демократов стал 36-летний Свен Миксер - бывший центрист, протеже Эдгара Сависаара, бывший самый молодой министр обороны ЭР.

Особенностью социал-демократической партии является то, что в ее рядах всегда были один  или два ярких политика, способных собрать голоса, как на выборах в Рийгикогу, так и на выборах в Европарламент. Однако слабость региональных партийных организаций не позволяла социал-демократам добиваться успехов на муниципальных выборах.  Другая особенность социал-демократов состоит в том, что до настоящего времени у них ни разу не было партийного лидера, отвечающего сложившимся в Эстонии традициям, т.е.  волевого, жесткого, самонадеянного и харизматичного. 

Свен Миксер – молодой и интеллигентный лидер, который подстегнул интерес к партии. Но, по мнению ряда эстонских политологов, сторонников социал-демократов традиционно мало в сельской Эстонии и среди русскоязычных избирателей. Продвижение в вице-мэры Таллинна Вадима Белобровцева (собравшего на муниципальных выборах 278 голосов) не успело существенно сказаться на предпочтениях русскоязычного электората. Так называемый русский вопрос в практической политике социалистов не имеет определенного характера. Их позиция до сего дня менялась в зависимости от конъюнктуры: от поддержки законных требований национальных меньшинств до молчаливого попустительства «закручиванию гаек».

Помимо Вадима Белобровцева  активную роль в избирательной кампании социал-демократов сыграл 24-летний сын местного транзитного олигарха русского происхождения Евгений Осиновский. Реклама с участием стройного, чуть сутулого юноши в очках присутствует во всех русскоязычных СМИ в количествах для Эстонии запредельных. Случай Евгения Осиновского является очень хорошим,  чистым экспериментом, позволяющим измерить (в евро) эффективность рекламной раскрутки практически никому неизвестного,  не имеющего никакого опыта общественной или профессиональной деятельности молодого человека, при этом не продемонстрировавшего в ходе избирательной кампании публично никаких особых талантов (ораторское мастерство или литературный дар).  Вполне возможно, что Евгений Осиновский - весьма способный молодой человек, но этого никто не знает – кроме семьи и близких друзей - и результат его избирательной кампании, 1577 голосов  можно связывать исключительно с рекламой.

Оптимистичный сценарий для социал-демократов заключается в том, что входя в правящую коалицию, они обеспечивают поддержку переизбрания «своего» президента и укрепляют свои позиции в ряде местных самоуправлений в 2013 году и на парламентских выборах 2015 года. Пессимистичный сценарий заключается в том, что,  по сложившейся у социал-демократов дурной  традиции, лидер партии (Ильвес в 2004 году,  Падар в 2009 году) выигрывает выборы в Европарламент и уезжает в Страсбург. Сценарий может повториться в 2013 году: на очередных выборах в Европарламент Свен Миксер становится Евродепутатом, а в последствии остается работать в структурах НАТО, где у него есть связи и знакомства со времен работы министром обороны... А процесс партийного строительства  в очередной раз начнется сначала. 

Илья НИКИФОРОВ

Фото Scanpix и "Мнение"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.