Вы здесь

Эксперт: Говорить о евроскептической Чехии преждевременно

Политический аналитик CIS-EMO Станислав Бышок рассказал порталу Украина.ру, какой может быть новая парламентская коалиция после выборов, состоявшихся в Чехии в прошлое воскресенье.

— Как изменился политический пейзаж Чехии после выборов?

— Вы знаете, при всем популистском задоре будущего премьер-министра Андрея Бабиша, политика Чешской республики вряд ли сильно изменится.

Первое, на что надо посмотреть, так это на то, что в парламент прошло 9 партий, что больше, чем в прошлый раз. Партия ANO («Акция недовольных граждан») Бабиша получила почти 30% голосов, но этого мало, чтобы самой сформировать правительство. Следующая за ней Гражданская Демократическая партия получила около 12%.

Поэтому чтобы составить коалицию, нужны даже не две, а три партии.

Партия Бабиша правопопулистская, но не настолько, чтобы их можно было бы причислить к евроскептикам. Это мягкие правопопулисты. ABNO, скорее, напоминает «Вперед, Италию!» Берлускони.

Что касается внешнеполитических заявлений, которые делал Бабиш, они в основном относятся к вопросам ЕС. Он был против перехода Чехии на евро. Против распределения эмигрантов по квотам внутри стран Евросоюза.

Что касается антироссийских санкций, то Бабиш говорит об их бессмысленности, но в одностороннем порядке Чехия не должна их отменять. Только с помощью достижения консенсуса внутри ЕС. Он хотел бы больше внимания уделять единству внутри «союза в Евросоюзе» — «Вышеградской четверке», в которую входят Польша, Чехия, Словакия и Венгрия. Бабиш после победы партии Курца хотел бы привлечь к Вышеградскому объединению еще и Австрию.

Чехия страна маленькая и не очень амбициозная в отличие от соседей — Польши и Венгрии, так что после этих выборов не будет никаких резких движений. Возможно на миллиметр там будут сделаны шаги в сторону улучшения отношений с Россией.

— Каковы причины поражения левых партий на этих выборах — социал-демократов и коммунистов?

— Тут речь идет о том, что чехи привыкли к достаточно высокому экономическому росту и высокому благосостоянию. Чехия — самая успешная страна постсоветского лагеря. В отличие от Польши, которая получает какие-то невероятные суммы от евросоюзовского бюджета, у чехов все в порядке.

В Чехии сейчас одна из тем — это проблема миграционной политики. А правящее социал-демократическое правительство не высказалось жестко против квот на мигрантов, как этого хотели рядовые граждане. На этом как раз и сыграл Бабиш. Он говорил: костьми ляжем, но того, кого не хотим видеть, мы сюда не пустим. Бабиш как яркий оратор в глазах населения смог показать, что в этом вопросе правящие партии действуют недостаточно четко, а вот он сможет эту проблему решить.

— Третье место заняла Пиратская партия с почти 11%. Почему?

— Это как раз в чистом виде протестное голосование. Чехия стала второй страной Евросоюза, в парламент которой прошли «пираты». Первой была Исландия. Шведские «пираты» прошли в Европарламент, но их нет в национальном.

Пиратская партия выступает «за все хорошее, против всего плохого». Они хотят, чтобы было все открыто: никакого копирайта и налогов. Это такое либертарианство, помноженное на огульную критику истеблишмента. На самом деле, это тот же Бабиш, но только с либертарианскими тонами. Я не удивлюсь, если из «пиратов» кого-то пригласят в новое правительство.

— Что из себя представляет Партия прямой демократии получеха, на четверть японца, на четверть корейца — Томио Окамуры?

— Удивительная партия. Их огульно обвиняют в расизме. Это партия нового типа, которую сравнивают с нидерландской Партией свободы Герта Вилдерса. Она условно крайне правая. С одной стороны против исламизации, против миграции, но с другой стороны, она выступает за личную свободу, не жестко смотрит, в том числе и на однополые браки.

Ее расизм, если это расизм, носит скорее культурный характер. Там говорится о «людях европейской культуры». Раз они таковы, то не важно, какое у них происхождение. Европейские граждане, если они захотят, могут поступать как угодно в вопросах брака.

Это такая партия неклассическая националистическая. Она показывает все политическое разнообразие Чехии. Страна маленькая, 10 миллионов человек, но при этом 9 партий вошло в парламент. Причем даже несколько экзотические. Японская и корейская диаспоры не очень, наверное, большие в Чехии, а это значит, что вот человек с таким происхождением может войти в парламент.

— Кто может войти в коалицию с ANO?

— Пока трудно сказать, но учитывая, что в ней нет какой-то единой линии — она не правая и не левая, то я не исключаю, что в коалиционное правительство войдут коммунисты. Чешские коммунисты — это не леваки в вопросах культурной и миграционной политики, они, скорее, левые консерваторы, напоминают КПРФ Геннадия Зюганова. Им близка позиция Бабиша по суверенитету, по отказу переходить на евро.

Они пока единственные, кто, не выдвигая предварительных условий, заявили, что готовы к сотрудничеству. К тому же коммунисты, раньше не опускавшиеся меньше 10%, получили в этот раз 8%. Это для них определенное поражение.

И еще. Гражданская Демократическая партия той же риторики, что и Бабиш, но она скорее правая. Левой риторики у них мало. Она также антиэмигрантская, умеренно евроскептическая. Но гораздо более негативно настроенная по отношению к России. Но последняя не была ключевой темой, поэтому это не станет препятствием для вхождения в коалицию.

Так что, думаю, что к Бабишу могут присоединиться коммунисты, гражданские демократы и «пираты».

Автор интервью - Александр Чаленко

Источник: Украина.ру

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.