Вы здесь

Эксперт: Для США принципиально остаться в Восточной Азии

Американский журнал The Atlantic нашел решение проблемы Корейского полуострова. По мнению издания, чтобы убедить Ким Чен Ына свернуть ядерную программу, было бы целесообразно предложить ему гарантии безопасности в виде размещения на территории КНДР войск России и Китая.

По мнению профессора Военно-морского колледжа Лайла Голдстайна, стратегия администрации Трампа, которая грозит Пхеньяну войной, — это ошибочный путь. Ким Чен Ыну ядерное оружие нужно, прежде всего, чтобы сдерживать Америку. Следовательно, самый верный способ ограничить его арсенал — это помочь северокорейскому лидеру добиться этой цели без ядерного оружия.

Голдстайн считает, что если Пхеньян даст добро на развёртывание небольших воинских контингентов России и Китая на территории Северной Кореи, то он не только получит гарантии безопасности, но и определенный международный престиж.

Однако автор подчеркивает, что существует немало причин, которые могут препятствовать этому варианту. Пхеньяну может прийти в голову, что китайские войска на его территории поставят под угрозу суверенитет Северной Кореи. Китай же в свою очередь не любит посылать войска за границу. С другой же стороны, с точки зрения Пекина, война между Северной и Южной Кореей, которая приведёт либо к хаосу, либо объедению полуострова под эгидой Америки, будет ещё более худшим сценарием.

Как отмечает журнал, мысль о том, что Америка может выиграть от возвращения китайских и российских войск на Корейский полуостров ошеломляет своей нестандартностью. Но насколько реально ее осуществление? Поддержит ли эту идею Трамп, и согласятся ли на такой вариант Москва, Пекин и сам Пхеньян?

— Эта идея — из области научной фантастики и к реальной политике не имеет отношения, — уверен профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, член Научного совета при Совете безопасности РФ Андрей Манойло. — Северная Корея не пойдет на это — ее руководство прекрасно знает, что там, где появляются китайские войска, там они остаются надолго. Китай тоже на это не пойдет потому, что базовый принцип его политики — невмешательство, а ситуация с Северной Кореей очень опасная и склонная к непредсказуемым изменениям, которые могут помешать КНР сохранять свой нейтралитет. Россия на это не пойдет потому, что не захочет стать заложником конфликта между Северной Кореей и США, который в любой момент, из-за любого неосторожного движения Трампа или Кима, может скатиться в фазу прямого вооруженного столкновения.

«СП»: — А теоретически, насколько присутствие российских или китайских военных было бы весомым аргументом для США?

— Для США это весомым аргументом не будет. Напротив, люди типа Макмастера (помощник президента США по вопросам национальной безопасности — ред.) и Мэттиса (министр обороны США — ред.) потрут от удовольствия руки и начнут планировать, как втянуть Россию в еще один вооруженный конфликт.

«СП»: — По словам Голдстайна, ввод небольших контингентов китайских и российских войск позволит Ким Чен Ын не только получить гарантии, но и некоторый международный престиж. Нужен ли ему этот престиж? Или ядерное оружие как гарантия безопасности важнее?

— При таком сценарии Ким Чен Ын будет прикрываться российскими и китайскими военными как «живым щитом» и начнет еще более интенсивно разрабатывать новые средства массового уничтожения. Что касается международного престижа, то Ким не дурак и прекрасно понимает, что сегодня в мире уважают только силу, и именно она является главной компонентой международного престижа. Будет у КНДР много ракет — за престижем дело не станет.

Судя по заявлению Голдстайна, он вообще как-то смутно представляет себе, чем занимаются в подобных ситуациях миротворческие силы… Что касается России и КНР, то для Москвы важно, чтобы в регионе сохранялась стабильность и не было войны, для Пекина — чтобы США и НАТО в случае падения режима в КНДР не придвинулись вплотную к китайским границам.

«СП»: — Насколько в нынешнем мире актуальна проблема защиты с помощью ядерного оружия? КНДР — это уникальный случай, или их примеру могут последовать другие?

— КНДР — не уникальный случай, таким же путем идет Иран. И вообще: все больше стран и народов в современном мире начинают отчетливо осознавать, что только наличие собственного ядерного оружия может помешать государствам-гигантам типа США в любой момент вмешаться в их внутренние дела и упразднить их государственность, как это было сделано, например, с Ливией. Поэтому пример КНДР в этом плане очень показателен. Несбалансированная внешняя политика США сама толкает даже небольшие региональные страны к разработке ядерных технологий и приобретению ядерных материалов. Их можно понять — эти страны реагируют на опасность со стороны США. Если бы США не пытались влезть во все щели без мыла, такой бы тяги в мире к собственному ядерному оружию не было.

— Пхеньян не видит в России угрозы, но в Китае он не видит союзника, — считает политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — Собственно, ядерная программа нужна КНДР именно для того, чтобы получить свой, ни от одной внешней державы не зависящий аргумент, который бы мог избавить страну и от врагов, и от «друзей». С точки зрения некоего внешнего наблюдателя, кажется, что идея размещения в Северной Корее российского и китайского воинских контингентов не является чем-то фантастическим или угрожающим суверенитету Пхеньяна. Но с точки зрения руководства КНДР, всё совсем иначе. Можно, конечно, списать всё на «паранойю» Ким Чен Ына, однако в целом такое поведение вполне вписывается в главную цель любого лидера — сохранить свою власть, чего бы это ни стоило.

«СП»: — А пошли бы на ввод войск Пекин и Москва? Нужен ли им такой риск?

— Гипотетически, размещение — по согласованию сторон — ограниченного контингента в Северной Корее рисков для Пекина и Москвы не особенно много несет. Скорее, напротив, тем самым обе страны, обозначенные в недавнем выступлении Дональда Трампа как «соперники» США, покажут свою приверженность мирному урегулированию корейской проблемы. Пока войны нет, рисков мало. В этом смысле Сирия, где война в той или иной форме продолжается, представляется куда более опасным регионом.

Единственная из трёх великих держав, у которой нет каких-то узкокорыстных интересов в Северной Корее, — это Россия. Для России важно лишь сохранение мира в этом граничащем с нами регионе, а также, по возможности, экономический рост всего полуострова, что приведёт к интенсификации нашей с ним торговли.

«СП»: — А объединение двух Корей, хотя бы в отдаленной перспективе, возможно? И в каком виде?

— Это будет напоминать объединение ФРГ и ГДР. По факту оно обернулось растворением Восточной Германии в гораздо более экономически сильной Западной. Как объединённая Германия осталась членом НАТО, так и единая Корея останется, очевидно, союзником США. Разумеется, политическая династия Кимов также прервётся, а страну будет ждать, возможно, мягкая, декоммунизация с люстрацией.

Хаос в регионе вряд ли начнётся, но при его гипотетическом возникновении в дело может единолично вмешаться Китай, оккупировав северную часть полуострова под эгидой борьбы с гуманитарным кризисом, что не входит в планы ни Пхеньяна, ни Сеула, ни Вашингтона.

«СП»: — Допустим, Россия и Китай — по просьбе КНДР, разумеется, войска ввели. Трамп в этом случае действительно не решится напасть?

— Даже в рамках развития сценария по худшему варианту Трамп не «нападёт», а «ответит на вооружённую провокацию против союзника», потому что «хватит это терпеть».

В целом, на мой взгляд, картина баланса сил выглядит следующим образом: как такового военного столкновения США и КНДР в мировых столицах не боятся, понимая, что война эта закончится очень быстро и с вполне очевидным результатом. Вопрос в том, что после «маленькой победоносной войны» возросшая военно-политическая мощь США в глазах других центров силы — Китая, Индии и России — будет выглядеть пугающей, что приведёт к необходимости большего сплочения в рамках, например, БРИКС и к форсированию собственного вооружения и военной кооперации. Тем самым, победив «картонного дракона» в лице Северной Кореи, Вашингтон увидит перед собой более сплочённый союз как минимум трёх «драконов», причём не игрушечных. А этого Трампу хотелось бы избежать любыми способами.

Разумеется, после возможного американского удара по КНДР будут ещё и дополнительные внешнеполитические осложнения, демонстрации за мир в «странах-изгоях», выражение «озабоченности» со стороны тех или иных международных структурах, но в целом всё это гораздо более терпимо для администрации США, чем «трёхголовый змей» в виде Китая, Индии и России.

«СП»: —  Вовлечение в игру на Корейском полуострове России и Китая, по мнению The Atlantic, позволит Ким Чен Ыну повысить и некоторый международный престиж. Нужно это ему в таком контексте?

— Определённый престиж у Ким Чен Ына уже есть, он является на сегодняшний день одним из самых узнаваемых в мире политиков — спасибо «фальшивым новостям». Для руководителя КНДР принципиальная цель — не пиар, который и так есть, пусть и «чёрный», но сохранение власти. Как минимум в одном из двух предполагаемых гарантов — Китае, он сомневается. Что же касается России, то в Пхеньяне прекрасно понимают, что какой-то непреодолимой симпатии и привязанности к нему в Москве нет и не будет, поэтому, если Пекин очень сильно попросит Москву «сдать» Кима, да ещё и предложит выгодные контракты на несколько десятилетий вперёд, то Москва вряд ли встанет в позу.

«СП»: — Как думаете, в Вашингтоне мнение Голдстайна кому-то интересно?

— Для США принципиально сохранить свои позиции в регионе и, по крайней мере, сохранить статус-кво. При реализации плана Голдстайна, позиции России и Китая в регионе усилятся, причём как в военном отношении, так и в плане государственного престижа. Такая ситуация для Вашингтона неприемлема.

Источник: «Свободная пресса»

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.