Вы здесь

Дробницкий: Доктрина Вулфовица и её производные как факторы русофобии во внешней политике США

У русофобии американских политиков есть самые различные культурные и даже религиозные корни. Однако не все негативные чувства к России и русским проистекают из них. Одну из злейших шуток с консервативными ястребами и либеральными интервенционистами сыграл тезис о том, что США победили в холодной войне и должны оставаться единственной сверхдержавой, обеспечивающей мировой порядок. Внешнеполитическая стратегия Соединенных Штатов, изложенная в доктрине Вулфовица в начале 1992 года, стала культурной базой русофобии, поскольку указывает на Россию как на главный центр сопротивления однополярному миру. Доктрина Вулфовица продолжает влиять на политику США. Ее ростки видны и в предвыборной гонке-2016. Успех любой российской дипломатии ― в том числе, народной, ― зависит от умения деконструировать доктрину на американском историко-политическом материале.

1.

В 1988 году во время визита в СССР президент США Рональд Рейган публично отказался от своих слов о Советском Союзе как об империи зла, сказанных в 1983-м. Точно так же, как «империя зла» риторически деконструировала политику разрядки, заявление 1988 года деконструировало логику холодной войны.

Рейгана считал свою главную внешнеполитическую задачу выполненной ― коммунистическая держава, угрожающая США своим ядерным оружием и поддерживающая коммунистические движения по всему миру, отказалась от агрессивной политики и перестала притеснять христиан и иудеев.

Патрик Бьюкенен, директор по коммуникациям администрации Рональда Рейгана, описывает это так: «Рейган не был ни империалистом… Когда я уговаривал его предпринять решительные действия после подавления “Солидарности” в Польше, он сказал мне, что холодная война будет выиграна рано или поздно. Если же начнется настоящая война, это будет проигрыш для всех. А если и когда русские откажутся от коммунизма и пойдут на переговоры, это и будет победой» (в интервью радиостанции Sean Hannity Show, 2014 г.).

Наиболее ярко выразил настроения «рейгановской гвардии» советник 40-го президента, ныне член Палаты Представителей, Дана Рорабахер, на заседании комиссии Конгресса в марте 2014 года во время обсуждения антироссийской декларации: «Я посвятил практически всю свою жизнь тому, чтобы победить коммунизм… Мы не старались быть врагами народу России, мы боролись с Советским Союзом. Советский Союз ― это не Россия… И теперь вместо того, чтобы попытаться сыграть конструктивную роль, мы раздуваем вражду. Многие люди, с которыми я работал, сегодня попросту застряли в холодной войне и не понимают, что … мы должны искать пути к сближению в мире и дружбе».

Разворот в политике Рейгана по отношению к СССР положительно восприняли не все члены его администрации. Рейган предложил урезать военный бюджет и объемы внешней помощи союзникам. Ряд функционеров в Пентагоне, госдепартаменте и совете национальной безопасности всячески сопротивлялись переменам. По их мнению, перед Америкой, ее союзниками и корпорациями открывались перспективы мирового господства. Вице-президент Джордж Буш-старший негласно поддержал ястребов. Когда в 1989 году он вступил в должность президента, империалистически настроенные политики и бюрократы невероятно усилились в Вашингтоне. Сегодняшние антироссийские настроения в американском истеблишменте являются во многом продуктом их творчества.

Доктрина Вулфовица готовилась все 4 года президентства Буша-старшего, пока в 1992 году газета The New York Times не опубликовала части этого секретного документа. Однако предпосылки к ее созданию начались задолго до этого.

2.

В 1970-х годах Пол Вулфовиц начал карьеру в Вашингтоне в команде сенатора-демократа Генри Джексона, т.н. «либерала холодной войны», который охотно брал на службу набиравших силу неоконсерваторов. В числе прочих он принял на работу Ричарда Перла и Вулфовица. Благодаря Джексону Пол Вулфовиц получил работу в Агентстве по контролю за вооружениями в администрации Никсона. Во время президентства Джеральда Форда целый ряд функционеров Пентагона и разведсообщества начинают активно противодействовать процессу разрядки. Под их давлением Форд снимает с должности директора центрального разведуправления Уильяма Колби и назначает на его место Джоджа Буша-старшего. Тот создает «независимую» группу внешнеполитических экспертов, поручив возглавить ее Ричарду Пайпсу.

Благодаря протекции Перла, в группу входит и Вулфовиц. Эта группа получила название «Команда Б» (Team B). Ее заключения носили ярко выраженный алармистский характер, в них содержалась критика разрядки и политики реализма. Фирменный стиль Вулфовица оттачивался именно тогда. Усилиям «Команды Б» не только нагнетался страх перед советской угрозой, но и создавался образ русских, как агрессивной нации.

Присутствие Пола Вулфовица в администрации Рейгана поначалу не планировалось. Лишь вмешательство вице-президента Буша позволило Вулфовицу закрепиться в Вашингтоне на скромной должности в госдепартаменте. Позже Рейган отослал его подальше, назначив послом в Индонезию. С приходом Буша-старшего карьера Вулфовица пошла в гору. Он становится заместителем министра обороны США по политическим вопросам. И главным продуктом деятельности его команды стала пресловутая доктрина Вулфовица. В 1992 году он покидает Белый Дом после проигрыша Буша на выборах и отправляется в Университет Джона Хопкинса, где работает над неоконовским проектом «Новый американский век» ― по сути, развитием той же доктрины. В 2001 году он вернется в Пентагон при Буше-младшем, и появляется т.н. доктрина Буша.

3.

Доктрина Вулфовица готовилась в условиях секретности. Однако в начале 1992 года из администрации Буша-старшего произошла утечка, и газета The New York Times опубликовала некоторые положения доктрины (U.S. STRATEGY PLAN CALLS FOR INSURING NO RIVALS DEVELOP, The New York Times, March 7, 1992.). Под руководством Дика Чейни и Коллина Пауэлла текст был серьезно переработан и затем опубликован, но и в таком виде он все равно производила плохое впечатление на публику. На президентских дебатах 1992 года доктрина не раз использовалась против Буша.

В тексте, раскрытом The New York Times, в частности, говорилось:

«Нашей первейшей целью является предотвращение появления нового соперника, как на территории бывшего Советского Союза, так и в любом другом месте … Мы должны предотвратить доминирование любой недружественной силы над каким-либо регионом, чьи ресурсы под консолидированным управлением могут послужить созданию глобальной державы».

Коалиции, в которых участвуют США, должны быть лишь временными и под руководством Америки. Таким образом, Соединенные штаты в единоличном порядке поддерживают мировой порядок, в том числе осуществляя превентивные интервенции в любой точке земного шара.

России в доктрине уделяется особое место:

«Следует понимать, что, взятые вместе, обычные вооруженные силы бывших советских республик Советского Союза представляют собой самый мощный военный потенциал в Евразии, и мы не можем упускать из виду риски для стабильности Европы, проистекающие из возможного националистического реванша в России или попыток включить в состав России новые независимые республики ― Украину, Беларусь и, возможно, другие… Россия останется сильнейшей военной державой Евразии, а также единственным государством в мире, способным уничтожить Соединенные Штаты».

Для сравнения приведем цитату из Патрика Бьюкенена относительно российских действий в Крыму и на Украине:

«Рейгану было бы плевать на то, что Россия присоединила Крым… Россия может взять и Восточную, и Южную Украину, вплоть до Одессы. Это все те области, которые находились в составе России с президентства Вашингтона и до президентства Джорджа Буша-старшего».

Несмотря на редактуру Чейни и Пауэлла, дальнейшие действия США показали, что политики опирались в основном на первоначальный вариант доктрины Вулфовица. В 2014 году весьма невинная оговорка Обамы о том, что «Америка понимает озабоченность России тем, что происходит на ее заднем дворе» (имелась в виду Украина), встретила такой шквал критики, что 44-й президент вынужден был забыть о подобной риторике.

4.

Неоконсервативная доктрина Вулфовица и ее производные поддерживается мощным военно-промышленным лобби, а также лобби «особых» союзников США. Поскольку Рейган является сегодня самым популярным президентом у республиканцев, агрессивные и русофобские теории пытаются обосновать «рейгановской победой в холодной войне». Однако доктрина Вулфовица была создана окружением Бушей, с которым не слишком ладила основная часть команды Рейгана.

Доктрина Вулфовица и наработки «Нового американского века» используются и в президентской гонке 2016 года. Речь сенатора Марко Рубио о начале предвыборной кампании так и называлась: «Новый американский век». Частично «под обаяние» неоконов попали также Карли Фиорина, Тед Круз и др. Через аспенскую стратегическую группу доктрина повлияла и на политиков-демократов (например, Мадлен Олбрайт), а через различные центры по мониторингу прав человека (например, Центр Карра) популяризовались и в среде крайне левых (например, Саманта Пауэр, верный соратник Обамы, не раз говорила, что Россия ― даже не СССР ― проиграла холодную войну, выступала за войну в Ливии и Сирии и т.д.).

Способом деконструкции риторики в стиле доктрины Вулфовица может быть использование истинного наследия Рейгана (для республиканской аудитории) и Эдварда Кеннеди (для демократической). Последний назвал доктрину «призывом к американскому империализму XXI века, который ни одна нация и не может и не должны принимать».

Таким образом, нормализация отношений с США зависит прежде всего от хорошего знания источников тех или иных кажущихся иррациональными чувств американских политиков и умелого использования американского же историко-политического инструментария.

Дмитрий Олегович Дробницкий, главный редактор портала Terra America, специально для форума "Русофобия и информационная война против России"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.