Вы здесь

Доверие к выборам в России выше явки

Согласно данным опроса Левада-Центра, опубликованным 15 января, все большее число россиян видит в выборах инструмент решения актуальных проблем. В апреле 2010 года воспользоваться выборами для смены власти в целях изменения ситуации в стране были готовы 26%. В октябре 2011-го – уже 35%. В декабре 2013-го – 42%. Среди тех, кто готов проявлять терпение и приспосабливаться к обстоятельствам, наблюдается обратная тенденция: 44% в 2010 году, 35% в 2011-м, 22% в 2013-м. Одновременно доля энтузиастов акций протеста остается практически неизменной: 18–19%.

Можно было бы считать эти цифры свидетельством растущих гражданской сознательности и доверия к классическому демократическому институту выборов. Однако делать такой оптимистический вывод преждевременно.

В первую очередь стоит вспомнить, какой была явка избирателей в российских регионах в единый день голосования 8 сентября 2013 года. В некоторых значимых субъектах она едва перевалила за 20%. Показатели выше 40% – единичные случаи, и чаще всего они фиксируются в национальных республиках, в которых мобилизация граждан организуется сверху.

Низкая реальная явка по сравнению с выраженным запросом на избрание власти вовсе не обязательно означает, что респонденты лукавят в разговоре с социологами, заведомо вводят их в заблуждение или нечестны перед самими собой. Она может означать, что запрос на демократию существует, но политическая система в ее актуальном состоянии не способна (или не желает) этот запрос исполнить. Структура политического предложения не соответствует структуре политического запроса. Другими словами, выборы недостаточно конкурентны. Это справедливо применительно к политической системе в России. Однако выборы мэра Москвы или выборы мэра Екатеринбурга были вполне конкурентными. Но ни в столице, ни в уральском мегаполисе явка не превысила 32–33%.

Социологи из Левада-Центра, составляя вопросы, не произвели необходимой дифференциации стратегий участия в выборах. Согласие с положением дел у них представлено как совершенно пассивная позиция: проявлять терпение, ждать, приспосабливаться. Между тем согласие может быть активным. Человек может идти на выборы, чтобы защитить свой уровень благосостояния, а не сменить власть. Он даже может быть в определенной степени критично настроенным по отношению к власти (например, считать ее недостаточно левой, социально ориентированной), но в ситуации конкретных выборов выясняется, что предложение оппозиции его не устраивает, а предложение правящей элиты соответствует его интересам в наибольшей степени. Успех оппозиции на последних выборах во многом объясняется тем, что власть не мобилизовала свой потенциальный электорат.

Умышленно или нет, социологи рисуют благоприятную картину демократической действительности, задавая «правильные» вопросы, расставляя «правильные» акценты. Вы хотите пассивно ждать, выходить на улицу или легально менять власть посредством выборов? Конечно, большинство выскажется за выборы. Вы считаете, что нужно укреплять власть или ставить ее под контроль общества? 58% высказываются за контроль, два года назад доля составляла 60%, почти всегда (за исключением 2006 года) процент желающих контролировать власть превышал процент сторонников ее укрепления. Слово «контроль» воспринимается позитивно, повышает самооценку, но реального развития гражданских институтов не происходит. Почему? Потому что режим авторитарен и не допускает гражданской инициативы? Но авторитарным, по данным Левада-Центра, его считают лишь 16% опрошенных.

Жители какого-нибудь московского района могут декларировать социологам политическую пассивность или готовность менять власть посредством выборов, а через месяц выйти на улицу и крушить кавказские ларьки. Реальные настроения граждан крайне сложно и не нужно вписывать в матрицу желаемого.

Источник: "Независимая газета"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.