Вы здесь

CIS-EMO: Пока США воспринимают Россию серьёзно, конфронтация сохранится

Россия ищет взаимовыгодных и основанных на взаимном доверии отношений с США. Об этом в среду, 13 декабря заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

«Россия, как неоднократно говорил президент Путин, ищет добрых взаимовыгодных и основанных на атмосфере взаимного доверия отношений с США и готова продвинуться в деле выстраивания этих отношений так далеко, насколько готовы наши американские коллеги», — отметил он, комментируя заявление советника президента США по национальной безопасности Герберта Макмастера, обвинившего Россию в том, что она занимается «изощренной подрывной деятельностью» против США.

О том же самом сказал и сам президент РФ, отвечая на большой пресс-конференции на вопрос американского журналиста. Впрочем, говоря о нормализации отношений, Путин усомнился в том, что Трамп сейчас способен это сделать.

Пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс, комментируя выступление Макмастера, отметила, что США «изначально были жестки в отношении России» и ввели целый ряд санкций. По ее словам, Макмастер «определенно тот человек, который знает и понимает чувства президента и наши отношения с зарубежными партнерами».

Отметим также, что в Макмастер, анонсируя новую стратегию нацбезопасности США, которая будет представлена президентом страны 18 декабря, заявил, что Россия будет идентифицирована в ней как «угроза».

Она, по словам советника американского президента, заключается в том, что Россия якобы использует сложные «кампании саботажа, дезинформации и пропаганды».

Отметим, что воинственные заявления Макмастера практически совпали по времени с угрозами главы Госдепартамента Рекса Тиллерсона поднять т.н. «крымский вопрос». С чем связана столь резкая риторика американских чиновников? И почему Москва ищет «доверительных отношений с США, в то время как Штаты объявляют ее главной угрозой?

— Потому что им сейчас выгодно видеть в России главный источник всех их бед, — уверен профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор политических наук, член Научного совета при Совете безопасности РФ Андрей Манойло. — США используют «российскую угрозу» для консолидации нации, разрываемой внутренними противоречиями на части: будучи не в состоянии предложить народу эффективную внутреннюю повестку, Штаты пытаются подменить ее повесткой внешней, ключевую роль в которой занимает доктрина «сдерживания России любой ценой». Для нас же высшей целью является налаживание стабильных, доверительных отношений с Соединенными Штатами, поскольку сегодня в мире ни один вопрос не решается без участия России и США. Налицо разность подходов России и США к выстраиванию взаимодействия.

«СП»: — Кому доверительные отношения нужны больше — нам или США?

— Они нужны обеим странам. Разница состоит лишь в том, что Россия четко осознает необходимость выстраивания таких отношений, основанных на взаимной ответственности и взаимном доверии, а США пока блуждают в потемках, запутавшись в собственных мифах о глобальной российской угрозе.

«СП»: — Слова Макмастера можно воспринимать как подтверждение того, что администрация Трампа полностью встала на путь конфронтации, и с этого пути уже не свернет?

— Слова Макмастера следует расценивать как следование моде. Сейчас в США — мода на русофобию, в этих условиях нас вряд ли в Штатах кто-то будет хвалить. Макмастер выразился вполне в своем стиле — в литературном плане это, конечно, не Лев Толстой. Но что есть, то есть. Если завтра мода на Россию поменяется и ветер задует в другую сторону, Макмастер запоет соловьем Алябьева о своей любви к березкам и зайкам.

«СП»: — Тиллерсон внезапно поднял вопрос Крыма. Чем объяснить все эти резкие выпады американских чиновников последние дни?

— Тиллерсон — это рупор Трампа, через который Трамп вливает в уши то, что он от первого лица произносить не хочет или боится. В данном случае тема Крыма и обещание Тиллерсона «когда-нибудь» поднять этот вопрос, развернута не в угоду Киеву, а адресовано тем конгрессменам и сенаторам, для которых тема Крыма стала гвоздем их политической программы. А таких в Конгрессе США немало, Трамп надеется их перетянуть на свою сторону.

«СП»: — Могут все же у России возникнуть доверительные отношения с США? Или явно уже не с этой администрацией?

— Могут. По крайней мере, хотелось бы верить. В жизни всякое бывает, раз в год и Трамп способен на адекватные поступки.

— «Ястребиная» позиция в целом характерна для внешнеполитической риторики американских администраций, причём не только республиканских. В этом смысле никаких новых трендов Тиллерсон с Макмастером своими заявлениями не задали, — считает политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — Борьба с ИГИЛ в Сирии и Ираке в какой-то мере сближала Россию и США, отодвигая на задний план взаимные претензии. Сейчас же, когда с исламистской группировкой в регионе покончено, международные отношения возвращаются к прежним спорам, касающимся, в частности, вопроса Крыма или истории с якобы имевшим место вмешательством Кремля во внутриполитические дела США.

«СП»: — По словам пресс-секретаря Белого дома Сары Сандерс, Макмастер «определенно тот человек, который знает и понимает чувства президента и наши отношения с зарубежными партнерами». Насколько этот человек влияет на Трампа? Если бы на его месте оставался Флинн, было бы по-другому?

— На Трампа в большей степени влияют его предвыборные заявления, а также внутриполитическая ситуация в стране. Именно поэтому, например, формально заявить о переносе посольства США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, как и было обещано во время кампании, американский президент смог, а вот провести нормализацию отношений с Москвой не дал крепкий антироссийский консенсус демократов и республиканцев. Ставший жертвой этого самого консенсуса Майкл Флинн, до последнего выгораживавший своего шефа, здесь погоды бы точно не сделал.

«СП»: — По словам Макмастера, «геополитика вернулась, и она вернулась с удвоенной силой». Как понимать эти слова?

—Словом «геополитика» вот уже более ста лет злоупотребляют все, кому не лень. Причём одни под этим термином подразумевают идеологически-мотивированную внешнюю политику, а другие, напротив, политику чисто рациональную, лишённую идеологической «надстройки». Что имел в виду Макмастер, сказать сложно.

Пока представляется, что Трамп если не отказался полностью от идеи поворота к изоляционизму, то, во всяком случае, не будет идти на очередной конфликт с республиканско-демократическим консенсусом относительно необходимости активно присутствовать в ключевых регионах мира, к которым относятся Евразия и Ближний Восток. Хотя формально за внешнюю политику в США отвечает президент, по факту система сдержек и противовесов приводит к тому, что и здесь короля играет свита.

«СП»: — Как долго, по-вашему, может продлиться конфронтация между Москвой и Вашингтоном?

— Конфронтация будет в той или иной форме существовать до тех пор, пока США будут воспринимать Россию как сильного политического, военного и экономического игрока в Евразии.

Источник: «Свободная пресса»

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.