Вы здесь

Бышок: Россию объединяет не многоязычие, а русский язык и русская культура

Число русскоговорящих за пределами РФ сократилось до 50 миллионов человек за 25 лет. Об этом по итогам встречи спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко с группой учителей, направляемых в школы Таджикистана рассказал председатель комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов. По его словам, в настоящий момент число русскоговорящих людей в мире составляет менее 300 млн.

«До 50 миллионов человек сократилось число говорящих по-русски в мире с момента распада СССР. И тенденция продолжается. В Советском Союзе все были русскоязычными, старшее поколение за 25 лет ушло, пришло молодое поколение, которое далеко не поголовно русскоязычное. Кроме того, в Восточное Европе раньше везде русский язык был обязателен для изучения в школах, сейчас этого нет нигде», — заявил Никонов.

«Людей, вообще говорящих по-русски, и сейчас, судя по всему, больше за пределами России, чем на территории Российской Федерации. Во всяком случае, это сопоставимая цифра», — добавил депутат.

«Это необратимо, потому что русский язык сохранялся только там, где он являлся частью системы образования. То есть если там в школах преподают русский язык, то мы можем послать учителей, но их и не всюду пошлешь, а в некоторых странах русского языка в системе образования нет, он идет как второй иностранный, как третий иностранный… Если он обязательный или он является государственным, как в Белоруссии, то проблем нет. В Киргизии сейчас обязательный», — отметил парламентарий.

По его словам, «Таджикистан готов принять наших преподавателей, готов, чтобы у нас было больше таджикских студентов, и они изучали русский язык».

«От нас все зависит. Нам надо расширять границы нашего Евразийского союза. Мы должны прилагать наши усилия, где это возможно. Например, есть страны, где огромный спрос на русский язык: Таджикистан, Молдова, Армения и Киргизия. Сейчас может быть, что-то и в Узбекистане», — сообщил Никонов.

— Цифра 50 миллионов сама по себе огромная, но в контексте распада Варшавского блока и, затем, СССР — вполне объяснимая, — считает политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — Если вы исключаете русский язык из системы образования, тем более в странах, где он не является родным для какой-то части жителей, то понятно, что число русофонов резко снижается.

«СП»: — За счет чего такая потеря? Почему тенденция к падению числа русскоязычных продолжается?

— Страны, выходившие из советской орбиты, отправлялись не в «свободное плавание», но стремились интегрироваться в западное сообщество, даже если они в своей культурно-исторической идентичности ни к какому Западу отношения не имели. Современный Запад говорит по-английски, а не по-французски и не по-русски. Поэтому изучение именно английского языка как первого иностранного — более чем очевидный выбор.

Сегодня мировая массовая культура — культура англоязычная. С ней же связывается комплекс идей о свободе самореализации, прогрессе, благосостоянии, «американской мечте» и пр. Русский же язык сегодня не ассоциируется, скажем, с глобальной коммунистической или какой-то ещё идеей. Тема «Русского мира», во-первых, достаточно слабо проработана, а во-вторых, замкнута сама на себя и не предполагает какого-то существенного развития: «Русский мир» — это люди русской культуры, а люди русской культуры и составляют «Русский мир». Круг замыкается.

«СП»: — «Есть страны, где огромный спрос на русский язык: Таджикистан, Молдова, Армения и Киргизия. Сейчас может быть, что-то и в Узбекистане», — сообщил Никонов. Почему именно эти страны?

— Во-первых, эти страны, кроме Армении, — доноры трудовых мигрантов для России. Учитывая ужесточение требований с российской стороны, в том числе в том, что касается знания мигрантами русского языка, повышение спроса очевидно. Армения, несмотря на свой небольшой размер, ведёт многовекторную политику, с одной стороны, участвуя в экономических и оборонных проектах совместно с Россией, а, с другой, будучи страной, полностью открытой и для Запада. Поэтому для Армении русский и английский языки одинаково ценны. Более того, русский там является обязательным для изучения в школах. А в качестве дополнительного берут английский.

«СП»: — А какова ситуация с Украиной? Там сейчас активно пытаются вытеснить русский язык, при том, что многие местные «патриоты» и русофобы русскоязычны. Удастся ли искоренить русский язык на Украине и чем это грозит?

— Языковой вопрос на Украине, как и во многих других странах, является глубоко политизированным, а попытки его решения, предпринимаемые сегодня Киевом, служат достижению исключительно политических интересов — формированию нации на основе единого языка и единого восприятия политической истории государства. Русскоязычные украинские националисты действительно могут считать свою русскоязычность чем-то вроде порока, дефекта, но, не имея возможности и желания учить новый язык, стремятся его же навязать остальным. «Раз я не говорю на родной мове, так пусть новое поколение на ней говорит!»

Искоренить русский язык, конечно, не получится, но «понадкусывать» — легко, это уже происходит. Язык — это ведь не только речь, но ещё и письмо. Есть примеры, когда русскоязычные дети, учившиеся в украиноязычных школах, переезжая в Россию, испытывают существенные трудности в письменном русском. Поэтому увещевания украинских националистов в том, что «вам же никто на русском языке говорить не запрещает», лишены смысла. Говорить — не запрещает, а вот грамотно писать без учителей и школы научиться очень сложно.

«СП»: — По словам Никонова, «людей, вообще говорящих по-русски, и сейчас, судя по всему, больше за пределами России, чем на территории Российской Федерации. Во всяком случае, это сопоставимая цифра». Так ли это? Почему?

— Очевидно, всё-таки имеются в виду люди, которые в школе учили русский и что-то сейчас на нём могут понять — это жители бывших коммунистических стран Центральной и Восточной Европы, а также государств бывшего СССР. Это уходящее поколение, которое новому поколению русский язык не передаст.

«СП»: — Делают ли власти что-то, чтобы остановить процесс уменьшения русскоязычных и что тут вообще можно сделать?

— Самый очевидный, лежащий на поверхности способ — это ставить ту или иную помощь странам, которые нам интересны, в зависимость от статуса в них русского языка. Хотите, чтобы ваши мигранты у нас работали, а наши военные участвовали в обороне ваших границ, — вот вам набор требований, ознакомьтесь и подпишите.

Другой способ сложнее, но и глобальнее. В советское время русский язык в странах-сателлитах СССР шёл «в комплексе» с идеологией, военно-техническим, культурным, экономическим сотрудничеством. Сегодня экономический и военно-политический рост России, в том числе повышение её роли в мире, приводит к большему интересу в том числе к русскому языку. Это уже идёт «в комплексе» с переосмыслением увеличивающегося значения нашей страны в мире.

И последнее, но не менее важное. Базовым носителем русского языка являются этнические русские и приравненные к ним народы. Следовательно, в рамках России изучение русского языка нельзя ограничивать ничем, в том числе — навязываемой необходимостью изучать «национальные» языки. В России нас объединяет не калейдоскоп взаимно-непонимаемых языков, наречий и архаичных традиций, но русский язык и русская, преимущественно опять же литературная, культура.

Источник: «Свободная пресса»

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.