Вы здесь

Бышок: России следует интересоваться, что о ней думают соседи

31 марта объявленный Киевом в розыск бывший глава МВД Украины Виталий Захарченко презентовал в Москве книгу о событиях так называемого Евромайдана «Кровавый Майдан — преступление века».

«Одна из главных задач этой книги — ответить на вопрос, кто виновен в гибели правоохранителей и митингующих на улицах Киева, кто организовал и осуществил это кровавое преступление. Я неоднократно говорил, что провожу собственное расследование тех преступлений, по крупицам собирая самую разнообразную информацию из разных источников», — сообщил Захарченко.

По мнению отставного министра, избрание Виктора Януковича президентом Украины было частью плана организаторов «Евромайдана». «Настолько сложны механизмы „Майдана“, что их предотвратить на момент прихода к власти Януковича, я считаю, уже было невозможно. Мне так кажется, что один из моментов прихода Януковича к власти и рассматривался как последующая дискредитация всего русского на территории Украины и создание некоего государства АнтиРоссия», — пояснил бывший министр.

Захарченко также рассказал, что в окружении Януковича «делали все возможное и надеялись оттянуть процессы переворота, рассчитывая, что они начнутся позже, к 2015 году».

 — О том, что политическая ситуация на Украине «взорвётся» к очередным президентским выборам, которые должны были пройти в 2015 году, в Киеве говорили, как минимум, с 2012 года, — напоминает политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — Во всяком случае, я такие прогнозы от украинских и российских аналитиков услышал именно тогда, когда в августе-октябре 2012 года в рамках долгосрочной международной мониторинговой миссии участвовал в наблюдении за последними мирными выборами в Верховную Раду. Теми самыми, где необандеровцы в лице партии «Свобода» впервые прошли в украинский парламент, набрав по стране 10,5% (и 17% в русскоязычном Киеве).

Русское и российское дискредитировалось на протяжении всего существования независимой Украины. Собственно, без этой дискредитации, демонизации России, якобы веками угнетавшей свободолюбивый украинский народ, политическое сепарирование Украины от России не имело бы вообще никакого смысла.

Сейчас много говорят об истории борьбы различных территориальных «кланов» на протяжении истории независимой Украины: «донецких» с «днепропетровскими» и пр. Борьба действительно велась — за политическое влияние и экономическую власть. Однако вся гуманитарная сфера Украины была отдана, если угодно, «канадскому» клану, который через систему образования вполне успешно, как мы видим, бандеризировал молодое поколение украинцев. Бандеризировал — не в глупом ругательном смысле, а в смысле идеологическом. Даже клич «Евромайдана» «Слава Украине — Героям слава!» тот же, что был принят Организацией украинских националистов Степана Бандеры в 1941 году. Тогда он, правда, сопровождался вскидыванием вперёд и вверх правой руки с открытой ладонью.

«СП»: — Почему Украина стала АнтиРоссией? Почему именно Украина, а не, положим, Белоруссия? В какой момент истории это произошло и по чьей воле?

 — Если в середине и конце XIX века, когда у небольшой части малороссийской и великороссийской интеллигенции проснулся интерес к культурным особенностям той территории, которую мы сейчас называем центральной и западной Украиной, украинофильство не было антирусским или антироссийским движением. Скорее, это было лёгкой версией регионализма при безусловном постулировании либо полного единства, либо, уж точно, близкородственной связи великороссов и малороссов. Собственно сепаратистов, не говоря уже о русофобах, среди украинофилов были единицы.

Ситуация изменилась к Первой Мировой войне и последующим революционным событиям. Командование оккупационных немецких и австро-венгерских войск, оккупировавших значительную часть нынешней Украины, в своей политике сделали ставку именно на сепаратистское и русофобское крыло украинофилов, особенно галичан. С этого момента украинская идея перестала мыслиться как регионалистская, а стала сепаратистской в отношении России и, кроме этого, русофобской. Такой она осталась и до настоящего времени. Отдельно стоит отметить политику «украинизации», проводившейся большевиками в Советской Украине в 1920—1930-е годы, да и в целом политику поддержки или даже создания нерусских этничностей на всём протяжении советской власти. Не будь немецкой оккупации Украины во времена Первой мировой и Гражданской войн, возможно, украинская идея осталась бы регионалистской. Но такой она уже не будет, здесь не нужно себя обманывать.

Что же касается Белоруссии, то, походив во время своей недавней поездки в Минск по крупным книжным магазинам, на самых видных местах заметил богато изданные фотоальбомы с названиями вроде «Гербы литовской шляхты в Беларуси», «Исторические памятники Великого княжества Литовского» и пр. До самого «Евромайдана» в России, что называется, на автомате называли Украину братской страной, но при этом не знали или не хотели знать, что же происходит в гуманитарной сфере государства и как молодых украинцев ещё со школьной скамьи учат воспринимать их русских «братьев». Кто у нас сейчас изучает гуманитарную сферу Белоруссии?

Вера в то, что Александр Лукашенко будет править вечно и на всём протяжении своего вечного правления будет пророссийским президентом, мягко говоря, нелепа. А если всё-таки, подобно Кличко, попытаться заглянуть в завтрашний день Союзного государства России и Белоруссии?

«СП»: — Украина вообще может быть независимой от России страной и не быть при этом раздираемой внутренними противоречиями АнтиРоссией? Или Украина может полноценно существовать только в союзе с Россией?

 — Государственная независимость, суверенитет — понятия, становящиеся всё более размытыми в условиях глобализации и однополярного (многополярность ещё не сложилась) мира. Есть сильнейшая страна Евросоюза и одна из ведущих экономик мира — Германия. На её территории находятся 172 американские военные базы. Является ли эта страна независимой? А есть, например, Коста-Рика, одна из самых успешных стран Латинской Америки и единственная успешная в Центральной Америке. Там военных баз вообще нет, как нет и армии, но страна экономически и политически тесно связана с США. Является ли она независимой?

Украина впервые в истории этой территории стала независимой в 1991 году. Если можно делать какие-то выводы на основании 25 лет, то они неоднозначны. До «Евромайдана» Украина, никоим образом не являясь союзным или дружественным России государством, худо-бедно существовала без серьёзных потрясений и войн, при этом дрейфуя в сторону Запада. За последние три года дрейф ускорился, однако ушли мир и стабильность.

В настоящее время трудно представить союзную России Украину хотя бы на том основании, что даже, так сказать, в мирное время ни о каком союзе речи не шло. Вместе с тем, поскольку Россия по-прежнему остаётся главным экономическим партнёром Украины, для нормализации своей экономической, да и политической ситуации властям Украины следует выучить основы экономической науки. От скаканья и русофобии триста сортов колбасы в магазине не появятся, а если и появятся, то не будет деньги для их приобретения.

«СП»: — Что, по-вашему, стало основной движущей силой «Майдана»: внутреннее недовольство положением дел в стране или внешнее влияние. Насколько переворот февраля 2014 года был операцией неких внешних сил?

 — «Майдан» является частным случаем политтехнологии «цветных революций». Для его осуществлении необходимо наличие серьёзной группы внутри элиты, заинтересованной в смене конституционного строя, и серьёзной помощи, финансовой, политической и информационной, со стороны крупного внешнего государства. Ровно это случилось на Украине в 2013—2014 годах.

Недовольство населения — это переменная, которая меняется сравнительно быстро. В мире нет ни одной страны, где бы население или какая-то его часть не была недовольна властью, жизнью, судьбой. Это недовольство несложно канализирвать в нужное русло, для чего есть специально обученные кадры с бюджетами на развитие демократии в отдельно взятой стране.

«СП»: — Казалось, технологии «цветных революций» отработали в первой половине нулевых. Почему ни Москва, ни власти стран СНГ, которые попадали под «прицел», не отработали методов противодействия? Где эти технологии еще могут «выстрелить»?

 — Такие технологии, описанные, в частности, Джином Шарпом в методичке «От диктатуры к демократии», не теряют своей эффективности и при многократном применении, если государства-цели не принимают адекватных мер. Тот факт, что в России и странах СНГ, за исключением Украины, «цветных революций» в последнее время не происходило, говорит как раз о том, что руководство этих стран соответствующие меры принимает.

До недавнего времени были основания полагать, что «цветной» сценарий готовится для Белоруссии. Сейчас же, насколько можно судить, этот вариант заморожен ввиду того, что президент Лукашенко стал более открыт к кооперации с западными партнёрами.

Вместе с тем строить иллюзии о вечном союзе России и Белоруссии, который сам по себе будет строиться, развиваться, противостоять центробежным силам и негативным внешним влияниям, нельзя. Союзное государство России и Белоруссии (и, возможно, Сербии, если будут реализованы обсуждаемые сейчас планы) не должно зависеть от политической конъюнктуры и о том, кто в настоящий момент стоит во главе наших государств. Именно поэтому России следует с существенно большим вниманием относиться к политическим и гуманитарным процессам, происходящим в близких нам странах.

Источник: "Свободная пресса"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.