Вы здесь

Бышок: "Правый сектор" – это инструмент СБУ для влияния на политику

Несколько сотен активистов «Правого сектора» устроили в среду митинг в центре Киева и пообещали сжечь здание администрации Порошенко. Акция стала ответом на блокирование базы праворадикалов в Днепропетровске. Президенту Украины пришлось лично звонить лидеру «Правого сектора» Дмитрию Ярошу и обещать пойти на уступки.

Как сообщают представители «Правого сектора», в ночь на 29 апреля военнослужащие 25-й и 95-й бригад армии Украины установили у базы радикалов блокпост с тяжелым вооружением, причем стволы направили в сторону боевиков. Помимо этого сотрудники СБУ начали розыск радикалов на линии фронта в Донбассе, вблизи населенного пункта Широкино.

Как заявил прессе лидер «Правого сектора» и депутат Верховной Рады Дмитрий Ярош, он пытался урегулировать конфликт с помощью телефонного звонка начальнику Генштаба Украины Виктору Муженко, но командующий армией не ответил. В результате, возмущенные боевики вышли на улицы столицы и пригрозили силовыми акциями против власти.

Интересно, что около месяца назад, когда Ярош последний раз грозил «новым майданом» и созданием «параллельного Генштаба», украинским властям удалось договориться с боевиками. Яроша пообещали назначить советником главы Генштаба, а «Правый сектор» согласился постепенно войти в состав вооруженных сил.

Как видно, соглашения не умерили пыла боевиков, и радикалы вновь угрожают силой. В то же время, очевидно, что киевская власть не заинтересована в существовании вооруженных формирований радикалов. Во-первых, они не подчиняются официальной власти, но имеют амбиции. Во-вторых, хоть радикалы и говорят публично о готовности сражаться «за интересы Украины», пока были в основном замечены только как каратели, терроризирующие мирное население Донбасса, и как члены заградотрядов, расстреливающие солдат регулярной армии, не желающих идти умирать на войне против собственных сограждан. В-третьих, боевики «Правого сектора», находящиеся глубоко в тылу, активно участвовали в рейдерских захватах предприятий и откровенном уличном грабеже в городах Украины. И самое, пожалуй, главное – «Правый сектор» не скрывал своей нацистской идеологии, что вредило имиджу новой власти на международной арене.

Вместе с этим понятно, что у официального Киева пока нет сил разогнать «Правый сектор». Поэтому в ответ на последние угрозы представитель администрации президента Александр Мотузяник стал перечислять радикалам преимущества их вхождения в состав вооруженных сил и заявил о необходимости переговоров с боевиками. При этом обещал отвести армейские части от базы радикалов в Днепропетровске, назвав вооруженную блокаду «учениями».

Пока конфликт удалось разрешить, «Правый сектор» решил прекратить митинг. Петр Порошенко позвонил Ярошу и пообещал снять блокаду в Днепропетровске через несколько дней. Но не получится ли так, что «Правый сектор» скоро выставит новые требования?

– Одна из причин конфликта «Правого сектора» и официальной власти – недавняя отставка Игоря Коломойского, – говорит политический аналитик Международной организации по наблюдению за выборами CIS-EMO Станислав Бышок. – При всей своей одиозности олигарх держал в «ежовых рукавицах» как ситуацию в своем регионе, так и «Правый сектор», чьим основным донором он был. Когда Коломойский потерял свой пост, «Правый сектор» оказался в подвешенном состоянии. Ему было предложено влиться в официальные силовые структуры. Но для «Правого сектора» это было не совсем приемлемым, ведь тогда члены организации потеряли бы свою «ауру» наследников Романа Шухевича и стали бы обычными сотрудниками силовых органов. Либо боевикам предлагали разоружиться, что они, естественно, делать отказывались.

Пока был Коломойский, он мог использовать свои связи во властных и бизнес кругах, чтобы держать ситуацию под контролем. Когда сняли Коломойского, то рано или поздно власть должна была начать кампанию против «Правого сектора», что и случилось.

В Донбассе держится относительное затишье. Да, там идут перестрелки, ежедневно гибнут мирные жители, но решительных атак с той или иной стороны нет. И вот эти праворадикальные вооруженные формирования остались, в некотором смысле, без дела. И им остается заниматься грабежом, что они делают в Киеве, либо влиться в силовые структуры.

«СП»: – Раньше были договоренности, что Ярош станет советником начальника Генштаба украинской армии. С чем связан нынешний конфликт между «Правым сектором» и властью?

– Договоренности на современной Украине мало чего стоят, начиная с соглашения между Януковичем и представителями оппозиции о деэскалации конфликта. Даже подписанные высшими европейскими чиновниками. Что уж говорить о договоренностях с руководителями радикальных структур и кого-то из ВСУ. Этим соглашениям не стоит уделять внимание.

С другой стороны, мы не знаем, на что рассчитывал Ярош и что кто кому обещал. Мы видим лишь вершину «айсберга». Наверняка, после переговоров осталось какое-то недовольство, которое не было озвучено публично. Возможно, Ярош пообещал эскалацию конфликта в случае невыполнения своих условий. Порошенко, конечно, был в курсе всей ситуации, и теперь решил, что президенту теперь надо опираться на регулярную армию, а не на части радикалов. Которые, как оказалось, создают много проблем, и на международной арене, и внутри Украины.

«СП»: – Сегодня «Правый сектор» представляет собой значимую силу?

– Пока базу, где заблокированы боевики, еще не взяли штурмом. Пока их митинги в центре Киева не разгоняют, в отличие от митинга шахтеров. «Правый сектор» пока не обвиняют, что он выполняет команды Москвы и дестабилизирует ситуацию. Значит, «Правый сектор» остается еще весомой военной и политической силой. Тем не менее, его влияние снижается.

«СП»: – Порошенко будет пытаться всё время договориваться с «Правым сектором» или пойдет на жесткое подавление организации?

– На мой взгляд, вариант постепенного разоружения боевиков рассматривается. Но сейчас Порошенко понимает, что его позиции, в том числе, его военные позиции на донбасском фронте, еще слабы. Президент не совсем уверен в своей силе. Поэтому он опасается одним махом разрешить проблему добровольческих батальонов. Ведь может так статься, что уставшие от войны военнослужащие вооруженных сил перестанут в какой-то момент слушать верховного главнокомандующего. Тогда президенту просто не на кого будет опереться. Боевики радикальных структур будут недовольны, что их заставили разоружиться, регулярные войска откажутся выполнять приказы, и Порошенко окажется ни с чем.

Поэтому основной вариант – постепенное встраивание радикалов в структуры ВСУ и МВД. При этом Порошенко не будет действовать резко.

«СП»: – Возможно ли, что «Правый сектор» пойдет на радикальные шаги?

– Этого нельзя исключать. Но наиболее вероятно, что Ярош будет вести переговоры с властью. Он и большинство боевиков «Правого сектора», гораздо комфортнее чувствуют себя не на передовой, а в качестве загранотрядов или неких «героев войны», которые ходят по городам и участвуют в рейдерских захватах предприятий под предлогом «мы за вас воевали, а вы в это время деньги зарабатывали». Поэтому резких движений «Правый сектор» делать не будет.

Даже его последний митинг в Киеве не представлял серьезной опасности. Это никакой не «новый майдан», а некий символический жест. Но никак не проявление неповиновения. В принципе, боевики хорошо натренированы именно на захват административных зданий и создание больших неприятностей для власти. Но ничего такого они сейчас не сделали.

Ярош занял выжидательную позицию. Он понимает, что если завтра его схватят и посадят в тюрьму, то не стоит надеяться, что десятки тысяч человек выйдут на Майдан с требованием его освобождения. Сейчас у людей другие заботы, после полутора лет «свободы и демократии».

«СП»: – Хочет ли закрытия праворадикальных организаций украинское общество?

– Сейчас граждане Украины больше склоняются к миру, нежели к войне. Даже те, кто был недавно подвержен официальной милитаристской пропаганде. Люди относятся к «Правому сектору» и к «небесной сотне», как к символам, которые вроде существуют, но не сильно влияют на принятие решений.

Стоит учитывать, что Ярош был советником нынешнего главы СБУ Валентина Наливайченко, когда тот был депутатом Верховной Рады. «Правый сектор» – это креатура украинских спецслужб. Кстати, после евромайдана спецслужбы – единственная государственная структура, которая набрала силу. Естественно, без ведома СБУ никакие радикальные группировки распущены не будут. «Правый сектор» – это инструмент СБУ для влияния на политику.

Источник: "Свободная пресса"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.