Вы здесь

Бышок: "Крымского вопроса" в России нет

Директор Крымского филиала Института стран СНГ Андрей Никифоров считает, что в Крыму около пяти процентов жителей — потенциальная «пятая колонна» Украины, при благоприятных условиях она сможет склонить на свою сторону еще значительную долю населения. Об этом он пишет в своей авторской статье в газете «Крымское время».

По его оценке, доля симпатизантов Украины может увеличиться до 10%.

«Кто это? Как правило, люди лет под 40, вечно молодые, вечно инфантильные, которым вечно все должны, а сами они чувством долга не обременены. Их за 23 года сформировала украинская пропаганда, их принято называть сегодня «креативный класс», мне больше нравится называть их «креаклы». Они считают себя экспертами во всех вопросах, хотя на самом деле не являются экспертами ни в чем.

Это самый опасный, разъедающий нас слой. Они похожи на тех, кого когда-то, в начале ХХ века, называли интеллигенцией. Слой «креаклов», на мой взгляд, деградирует все больше, часть из них после Крымской весны двинулась на север за своей питательной грантовой средой. Но часть осталась в Крыму и затаилась.

Пока их слишком мало и они недостаточно сильны, чтобы противостоять крымской политической консолидации. Сейчас нас сложно расколоть изнутри. Но эти три-пять процентов, с учетом настроений части крымских обывателей, представляют некую закваску, которая при благоприятных условиях способна запустить процесс гниения той субстанции, в которой оказалась», — пишет Никифоров.

Напомним: согласно официальным результатам референдума 16 марта 2014 года, по республике 96,77% проголосовавших поддержало присоединение к России при явке 83,1%, в Севастополе за это проголосовало 95,6% избирателей при явке 89,5%.

— Как на самой Украине оппозиционность к президенту Порошенко не делает вас автоматически симпатизантом России, так и в Крыму критическое отношение к тем или иным чиновникам полуострова ни в коем случае не делает вас симпатизантом Украины и, тем более, «пятой колонной», — считает политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — Нужно это чётко понимать. Число проукраински настроенных крымчан может быть ниже озвученных цифр, а вот число оппозиционно настроенных по отношению к некоторым крымским чиновникам — существенно выше.

Я не вижу ни одного условия, при котором доля проукраински настроенных крымчан стала бы расти. Даже если, извините за такой пример, Джемилёв будет на «кукурузнике» летать над Крымом и раскидывать пачки долларов вперемешку с сепаратистскими листовками. Доллары лишними, конечно, не будут, а вот листовки отправятся в урны. Крым является объектом дискуссий только на уровне внутриукраинской риторики и протокольных заявлений Госдепартамента США. На самом полуострове, как и в целом в России, «крымский вопрос» не стоит с марта 2014 года.

«СП»: — Как поведение Киева по отношению к Крыму в последние полгода повлияло на количество проукраински настроенных граждан? Т.н. «блокада» подорвала веру в Украину у тех, у кого она еще оставалась?

— Киев после потери Крыма сделал, кажется, всё возможное, чтобы даже те проценты крымчан, которые на референдуме высказались против воссоединения полуострова с Россией, изменили свою точку зрения. Это и «блокада» совместными усилиями украинских и крымско-татарских националистов, и «случайный» подрыв ЛЭП, и перебои с пресной водой. Организаторов «блокады», кстати, некоторые украинские эксперты уже успели обвинить в работе на Кремль, исходя из негативного эффекта, которым обернулась их «патриотическая» деятельность.

«СП»: — Кто эти симпатизанты Украины? Почему они остались в Крыму, если так любят Украину?

— Является ли нелюбовь к своей стране, даже если вы её своей не считаете, поводом для того, чтобы её покидать, — это вопрос морального свойства. Но есть ещё и бытовая составляющая: как это — всё бросить и уехать в неизвестность? В конце концов, если вы здесь родились, живёте, работаете, то любовь к Украине — ещё не повод к переезду в оную. Добавим к этому, что есть страны, любить которые приятнее всего на расстоянии. Некоторые вот любят Северную Корею и Венесуэлу, однако при этом оставаясь в странах, где, извините, нет дефицита туалетной бумаги. А российские политэмигранты в постмайданной Украине, если не брать селебритис, весьма некомфортно там себя сейчас чувствуют в силу ряда причин.

«СП»: — Никифоров считает «пятой колонной» Украины в Крыму т.н. «креаклов». Насколько эта социальная прослойка действительно тянет на «пятую колонну»?

— Креативный класс, если обратиться к Ричарду Флориде, по умолчанию оппозиционен или, мягче, не склонен к социальному и политическому конформизму. Но из оппозиционности, опять же, не стоит выводить проукраинские симпатии. Кроме того, в отличие от материковой России, крымчане, хоть креативные, хоть обычные, не понаслышке знают о том, что такое Украина и что такое жить в украинском Крыму. Материковые же оппозиционеры о существовании Украины узнали, грубо говоря, с Евромайдана, старожилы оппозиции — с «Оранжевой революции». Но ничего о том, что такое Украина, они не знали, не знают и не хотят знать. Отсюда — показная поверхностная любовь, жёлто-синие ленточки, демонстративное невежество в отношении исторической бандеровщины, «слава Украине» и т. д.

«СП»: — «Креаклы» есть и в остальной России, и многие из них также стоят на оппозиционных позициях и осуждают присоединение Крыма. Каково влияние этой части общества внутри России? Могут ли они также сыграть роль «пятой колонны» в случае каких-либо попыток расшатать ситуацию извне?

— В конце прошлого года я в очередной раз побывал в Симферополе, общался там с местными аналитиками, политическими экспертами. Люди рады возвращению в Россию. Но также людей беспокоит и то, что в среде бюрократии, даже в МВД, остаются кадры, в чьей лояльности России есть большие сомнения. Сомнения эти вызваны не патологической подозрительностью, а простыми фактами. Скажем, работает человек на ответственной государственной должности в Крыму, а сын у него работает в Киеве на, условно говоря, «Громадськом ТВ». И вроде к работе чиновника вопросов особых нет, но, как говорится, осадочек остаётся. И что с этим делать? И кто из двоих «пятая колонна» и чья?

Возвращение Крыма в целом, безусловно, сплотило народ России, но также и обострило некоторые общественные противоречия, ранее скрывавшиеся под благородными или благовидными порывами общей оппозиционности. Оказалось, что можно быть патриотом любой страны, только не России. Что все страны мира имеют право защищать свои внешнеполитические интересы теми средствами, которые они считают правильными, — кроме России. Они всё говорили-говорили о том, что России нужно перестать искать свой особый путь и стать «как все нормальные страны». А когда Россия повела себя «по-взрослому», оказалось, что ей этого делать нельзя, ведь это огорчает Стинга и Бьорк.

«СП»: — Некоторые российские политики предлагают «повторный референдум». Причем они собираются принять участие в выборах в Госдуму в этом году. На какой результат они рассчитывают, особенно в Крымском федеральном округе?

— Большевистского принципа «чем хуже — тем лучше» никто пока не отменял. А что касается пункта партийных программ «Крым не наш», то он выражает не только неотроцкистское отсутствие уважения к исторической России, но и является условием получения известной поддержки из Брюсселя или Вашингтона. Цели выиграть выборы здесь нет.

Говоря же о серьёзных материях, надо признать, что невозможность или нежелание непарламентской оппозиции выйти с конструктивной повесткой — это проблема не только их, но и государства в целом. Трудно себе представить партию в США, которая выступала бы за возвращение Мексике территорий, которые она потеряла в ходе войны. Пример не совсем точный, но сопоставимый. А в российском либеральном лагере даже максимально нейтральная позиция «Крым — это не бутерброд, чтобы его туда-сюда передавать» вызвала бурю какого-то иррационального гнева. Но ведь действительно не бутерброд!

Источник: "Свободная пресса"

 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.