Вы здесь

Бердицкий: Отказ России от «Южного потока» — это удар по ЕС и шанс для Турции

1 декабря, в ходе визита российского президента Владимира Путина в Анкару, было объявлено о выходе России из проекта «Южный поток» и планах о строительстве нового газопровода в Турцию с возможностью установки газораспределительного узла на границе Турции и Греции.

Данный шаг, безусловно, носит не только экономический, но и политический характер, тем более, что сам «Южный поток» был для России более политическим, нежели экономическим проектом, ведь он возник в качестве альтернативы трансчерноморскому проекту «Набуко», который в своё время лоббировали американцы. «Южный поток» был призван сократить зависимость европейских потребителей от стран транзитёров – Украины и Турции. Для России условная политическая ценность (об экономической говорить можно лишь с большой натяжкой – 50% расходов на строительство ложилось именно на Россию) сохранялась лишь в условиях нормальных отношений с Евросоюзом.

Несмотря на сопротивление Еврокомиссии планам по строительству Южного потока», полный отказ от него ударит только и исключительно по Евросоюзу. Как по его отдельным странам, так и по всей структуре в целом.

Во-первых, отказ от «Южного потока» напрямую выводит Болгарию из числа игроков в Причерноморье. Не то, чтобы она до этого являлась самостоятельным субъектом, но вот в нынешних условиях, она становится малоинтересной и для тех, кто стоял за ней. Косвенно это относится и к Румынии с её молдавскими амбициями. До тех пор, пока им было о чём торговаться, они представляли интерес для США, ЕС, да и для России. А теперь? Как в известной сказке, Болгария, отказавшись от проектов строительства АЭС «Белене», теплоэлектростанции, а теперь оставшись и без перспектив «Южного потока» осталась у разбитого корыта.

Во-вторых, в таком виде, Болгария превращается в ещё один, весьма внушительный, камень на шее и без того нездорового Евросоюза. Похоже европейцы, а это прежде всего ядро Франция-Германия, будут вновь поставлены перед дилеммой: поддерживать экономически и политически несамостоятельное образование, либо признать крушение паневропейского проекта. А выход любого, даже самого обременительного члена из Союза, будет означать, как минимум, крайне болезненный удар по ЕС в целом.

В-третьих, визит в Анкару и трёхчасовая беседа с глазу на глаз Путина и Эрдогана, по-видимому, приведёт к значительным сдвигам в раскладе сил в Причерноморье. Не стоит напоминать о том, что Турция – это страна-член НАТО, о её амбициях войти в Евросоюз, наконец, о турецко-российских противоречиях вокруг Сирии.

Конечно, расширение сотрудничества в газовой сфере не снимает всех этих вопросов, но создаёт довольно прочную основу для поиска взаимоприемлемых решений. А это уже немаловажно.

В известной степени, ситуация в регионе большого Причерноморья будет традиционализироваться, переходить к ситуации XIX века, когда общая положение дел определялось взаимоотношениями Российской Империи и Блистательной Порты.

В нынешних условиях это будет означать, что Турция окажется первой заинтересованной стороной в том, чтобы изолировать Черноморский регион для других стран. Прежде всего, для США и ЕС. И все это будет посильнее санкций и контрсанкций.

Источник: Крымские новости

Автор: Александр Бедрицкий, к. полит. н.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.