Вы здесь

Бедрицкий: Большая война возможна

Майдан на Украине – что это: глас народа или технологии захвата власти в стране? Присоединение Крыма к России – уступка США или триумф русского мира? Как преодолеть экономическую блокаду? Возможна ли в будущем большая война?

Крымские новости попытались найти ответы на эти вопросы вместе со специалистом по информационной войне, кандидатом политических наук Александром Бедрицким. 

Корр.: Александр Владимирович, давайте поговорим о Майдане и событиях на Украине. Что это? Чаяния народа либо это технологии, которые давно опробованы от Югославии до Киргизстана, Ливии, Сирии?

Александр Бедрицкий: Конечно технологии. Например, с Киргизией прослеживается много параллелей. С другой стороны, ни одна технология не будет работать, если нет благодатной почвы, на которую она ложится – то есть сознания, готового к восприятию тех или иных идей.

Корр.: То есть украинский народ готовили к революции?

Александр Бедрицкий: Когда произошел первый Майдан?

Корр.: в 2004 г.

Александр Бедрицкий: А после этого были сплошные выборы. И они использовались как инструмент раскачивания сознания. Люди привыкали к такому периоду нестабильности. Даже есть такая шутка: выборы – это национальная традиция Украины. Редкий год без выборов, а в некоторые и по два. И появилась такая, что ли, аберрация сознания, что мы можем свергнуть власть на баррикадах. Любую власть. А то, что мы выбираем – за нее не отвечаем. Хотя, в общем, это большая ответственность. Не важно кого выбирали – Ющенко или Януковича и не важно, какие при этом технологии использовались. Есть такой соблазн: не выбрали меня – это плохо. И значит, я могу призвать людей на баррикады и окажусь у власти.

Корр.: Но что стало предпосылками Евромайдана?

Александр Бедрицкий: На Украине сыграло стремление к Евроинтеграции. Весь 2013 год прошел на Украине под этим флагом. Его насаждала Партия Регионов. И когда пружина была максимально сжата, Виктор Янукович заявил об отказе подписания о Соглашении. И это сыграло злую шутку с Украинским президентом и его окружением. Нельзя было вести такую политику целый год, а затем…

Корр.: Хорошо, давайте рассмотрим волнения в Киеве зимой 2014 года и реакцию украинских властей. Как Вы считаете, Янукович повел себя правильно либо ему стоило проявить характер правителя.

Александр Бедрицкий: Я думаю, что сработала психология макеевского парня, который может из подворотни выскочить и напугать. Если это не сработает, то обратно убежать в подворотню. Но тут бежать ему оказалось некуда. Я был в Киеве в самом начале декабря. Как раз присутствовал, когда там проводился саммит ОБСЕ. На этих площадках немножечко поучаствовал. Видел, как развивается Майдан и до известного момента – это было раскачивание ситуации. То есть, некий провоцирующий момент, после этого всплеск гражданской активности. (Пусть будет гражданской, так как все равно люди выходили на площадь). Кому-то платили, а кто-то выходил искренне и протестовал против произвола властей. Потом энергия протеста затихала. Необходим был новый вброс. Появились Народные вече, которые проходили по воскресеньям. В пятницу на Майдане от силы тысяча человек. Они живут в палатках. Уже изрядно опухшие. Приехали непонятно из каких регионов. Зато в воскресенье вываливается половина Киева. И это отчасти шоу, отчасти – стремление кому-то что-то доказать. И оказалось так, что ни власти, ни Янукович, ни оппозиция не были готовы. Что делать? Разогнать народ – это спровоцировать беспорядки. Лидеров – они и так себя дискредитировали в глазах общественности. Не было нормально ротации силовиков. Они стояли по многу часов на морозе.

Корр.: Давайте перейдем к февралю и к марту. Янукович в изгнании. События в Крыму. Как Вы считаете: присоединение Крыма к России – это победа наших специалистов или противники позволили это сделать для того чтобы в будущем создать крайне сложные условия России.

Александр Бедрицкий: Однозначно, что для Запада и референдум, и последующие решения о присоединении были шоком. Никто этого не ожидал. И они оказались, в общем-то, в растерянности. До 2014 года они как бы спрашивали: «Где у нас красная линия? Вот это? Ага»… Они перешагивали эту черту и снова спрашивали: «А где теперь?». Россия отвечала: «вот здесь и дальше мы не пустим». И все повторялось. Это вопросы расширения НАТО, сотрудничества со странами СНГ, ГУАМ, цветные революции. Они привыкли к тому, что риторика есть, а дела нет. В Крыму они столкнулись с настолько решительным, с настолько непредсказуемым шагом, что это стало по-настоящему шоком. Был шок для структур НАТО, которые оказались не готовы к подобному развитию событий. К этому оказались не готовы Штаты. Если вспомнить Югославскую войну, очень много обсуждалось, как Россия сможет помочь Югославии и каким образом, если что, доставить снабжение, военнослужащих в регион конфликта. Сейчас в такой ситуации оказались Соединённые Штаты. До марта, чем была Российская армия в представлении мирового общественного мнения? Это что-то такое отсталое. Можно вспомнить высказывания официальных лиц США, когда российские корабли выходили на патрулирование в Атлантику: «А что у России все еще есть флот? Что это такое? Это же не серьезно». Вдруг оказалось, что российская армия – одна из самых эффективных в мире. В одночасье. Ни сделав, ни единого выстрела…

Корр.: Да, действительно сейчас в прессе Европы и США началась истерия. Они везде видят российский флот и стратегическую авиацию. Но все же давайте поговорим немного о технологиях давления на Россию. Как Запад пытается воздействовать на неё?

Александр Бедрицкий: Если говорить о США, то они в своей деятельности очень технологичны. Если работает какая-то технология, то они воспроизводят ее снова и снова. Например, технологии цветных революций: Украина, Киргизия… Арабская весна – это что-то другое. Это проект Кондолизы Райс. В свое время она реализовала проект Большого Ближнего востока, который вылился из контролируемого хаоса в неконтролируемый. Уже никто не знает, во что это превратится дальше. Такие же технологии были применены к России. Не получилось. Применили санкции (экономическую блокаду): наложили ограничения на въезд чиновников, устроили санкции против финансового сектора. Если говорить о реальных санкциях, то они направлены, прежде всего, против финансовой системы. И не более того.

Корр.: Насколько они эффективны?

Александр Бедрицкий: Иногда они приводят к противоположным результатам. Во-первых, некоторые представители политической элиты России привыкли, если что, то можно уехать на Запад. Оказалось, что эта дорожка отсеклась. Второй момент – финансовый. Зависимость не позволяет дальше проводить внешнюю и внутреннюю политику. Если раньше можно было говорить, что это вопрос отдаленного будущего, то теперь самостоятельная финансовая политика – это вопрос выживания. И все приходится решать прямо сейчас.

Корр.: Экономическая блокада России наносит огромный ущерб обеим сторонам. Но существуют и худшие варианты развития международных событий. Например, большая война. Возможна ли она в будущем?

Александр Бедрицкий: Безусловно, возможна. Ее можно избежать, но полностью, сбрасывать со счетов возможность большой войны я бы не стал. Очень высок соблазн Соединенных Штатов. Экономическая система США переживает период кризисов и может привести к большому коллапсу, по сравнению с которым Великая депрессия покажется детским лепетом. На чем строится нынешняя гегемония США? Первое – экономическая и финансовая составляющая. Второе – военная. Если одна из опор уйдет, то появляется очень серьезный соблазн использовать вторую.

Корр.: Как Россия может преодолеть все трудности?

Александр Бедрицкий: Говорят, что китайский иероглиф «кризис» имеет два смысла – возможность и угроза. В данном случае, санкции и кризис нужно воспринимать не как угрозу, а как возможности. Возможности перестроить экономику, поднять реальный сектор. Возможности изменить навязанные экономические модели и уйти от жесткой завязки на Штаты. А они присутствует в экономике и в политике. Это возможность переориентировать население на собственные ценности. Вот здесь лучше быть не оптимистом, а ставить перед собой задачи, которые можно решить в условиях кризиса.

Корр.: Спасибо, Александр Владимирович, за Ваши ответы. Напоследок, что бы Вы пожелали крымчанам и читателям Крымских новостей?

Александр Бедрицкий: Вы знаете, я сегодня шел по улице Кирова и видел на небольшом пространстве многие символы Украинского хаоса – Дом Профсоюзов, памятник Ленину, место, где стояла и будет стоять новогодняя ёлка. И там же еще будет стоять ёлка. На Украине сейчас этого нет, а в Крыму есть. И вот хотелось бы, если пожелать,что несмотря ни на сложности и несправедливости, которые еще могут быть, все же ценить то, что у нас есть. Спасибо.

Беседовал Кирилл Нагорняк.

Источник: Крымские новости KOMTV.ORG

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.