Вы здесь

Аналитик: Русофобия – часть исторической мифологии Польши и Украины

НАТО планирует присоединиться к расследованию авиакатастрофы под Смоленском 10 апреля 2010 года, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский. Об этом, как передает агентство PAP, в четверг, 16 февраля, сообщил польский министр обороны Антони Мачеревич.

По его словам, о том, что Североатлантический альянс намерен принять участие в работе Комиссии по исследованию авиаинцидентов в сфере гражданской авиации, рассказали главнокомандующий сил НАТО в Европе американский генерал Кертис Скапаротти и министр обороны Великобритании Майкл Фэллон во время встрече министров обороны стран НАТО в Брюсселе.

«Варшава ожидает полного сотрудничества, в частности, в области передачи всей информации, которой располагает как НАТО, так и отдельные государства, а также технической помощи в исследованиях, которые не может провести Польша», — заявил Мачеревич.

Напомним, в Польше, спустя почти два года после катастрофы, начались публикации результатов новых экспертиз, которые, впрочем, никак не опровергали общепринятую версию, предложенную Межгосударственным авиационным комитетом, куда входили представители и российской, и польской стороны. Согласно ей, к крушению самолета привела ошибка пилотов, которые в сложных метеорологических условиях приняли решение не уходить на запасной аэродром.

Спустя полгода после публикации окончательного заключения МАК, в 2011-м году польская Комиссия государственной авиации по расследованию катастроф опубликовала собственный доклад, в котором вина была возложена как на польских пилотов, так и на сотрудников наземных служб аэродрома «Смоленск-Северный». Однако даже эти результаты вызвали новую волну споров в Варшаве, где многие, очевидно, хотели бы возложить всю ответственность на российскую сторону. Это привело к инициированию ряда новых проверок различными гражданскими и военными структурами.

Так, Институт судебной экспертизы признал достоверной предоставленную российской стороной 38-минутную запись переговоров членов экипажа, однако не признал присутствие в кабине самолета главкома ВВС Польши Анджея Бласика, который, согласно выводам МАК, мог надавить на пилотов и принудить к посадке.

Расследование, проведенное Высшей контрольной палатой Польши, выявило плохую подготовку персонала в 36-м спецполку транспортной авиации, занимавшемся перевозками первых лиц, нарушения при перевозке президента и премьера отмечены и в отчете Высшей контрольной палаты Польши, а также в докладе, подготовленном прокуратурой. В последнем также отмечалось, что перед прилетом Качиньского и Туска не была проведена специальная проверка, и не были назначены ответственные за их безопасность на территории аэродрома «Северный».

28 декабря 2016-го МИД Польши направил российской стороне ноту с требованием передать неизвестные Варшаве записи из кабины самолета. Это случилось после заявления президента России в ходе пресс-конференции: Владимир Путин подтвердил, что лично слышал аудиозаписи переговоров, отметив, что некий человек приказал пилотам садиться. 16 января 2017- го года Москва передала Варшаве записи речевого самописца разбившегося лайнера. Однако в МИД Польши выразили неудовлетворенность официальными комментариями Москвы к словам российского лидера.

1 февраля глава польского МИД Витольд Ващиковский сообщил, что польская сторона направит в Международный уголовный суд (МУС) в Гааге жалобу на Россию. Варшава намерена попытаться через суд вернуть обломки самолета, которые она около года безуспешно пыталась получить от Москвы. «Россияне, как вы знаете, отвечают негативно, иногда очень дерзко, — посетовал при этом министр. — Наши возможности исчерпаны».

15 февраля крупнейшая польская оппозиционная партия «Гражданская платформа» потребовала от комиссии, которая выясняет причины авиакатастрофы, предоставить отчет о своей работе или завершить свою деятельность и вернуть деньги, выделенные на ее функционирование.

Ранее экс-глава службы военной контрразведки Польши, генерал Петр Пытель в интервью рассказал, что во время разговора с ним министр обороны Мачеревич признал, что использует тему смоленской катастрофы только как политический инструмент. Партия «Гражданская платформа» потребовала от Мачеревича объяснений по данному вопросу.

— Альянс изначально создавался для противодействию российскому (тогда — советскому) влиянию в Европе и для легитимации размещения американских войск на континенте после окончания Второй мировой войны, — напоминает политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — НАТО до сих пор выполняет эту функцию вполне успешно. Поэтому и лишённое, как кажется, какого-либо смысла предложение Польши по совместному расследованию обстоятельств катастрофы над Смоленщиной вызвало позитивный ответ в Альянсе. Почему бы не выделить на группу специалистов дополнительное финансирование и не заняться этой непыльной работой? В информационном пространстве это можно связать с расследованием катастрофы малайзийского «Боинга» над Донецкой областью в 2014 году, намекая на вину России в обоих случаях. Технология весьма несложная.

«СП»: — Каким может быть, по-вашему, итог этого расследования? Смогут ли его инициаторы найти то, что хотят?

— Инициаторы могут на публику, извините за просторечие, «включать дурака», рассуждая о возможной причастности Кремля к гибели самолёта с Лехом Качиньским. Но они понимают, что у Москвы, даже если не брать моральный аспект дела, не было никаких оснований устраивать эту катастрофу, усугубившую и так проблемные отношения с Польшей.

Цель нового расследования, затеянного Варшавой и НАТО, — подкинуть дров в костёр информационной войны против России. Правда, «дрова» уже подгнили, но, используя бензин современных медиатехнологий, можно исправить ситуацию. Например, полуофициально указать на наличие неких дополнительных улик причастности России к смерти Качиньского. А затем, когда все западные мейнстримовые СМИ об этом раструбят, тихо, чтобы никто, кроме российских медиа, не услышал, заявить, что исследование улик показало, что связи на самом деле нет.

«СП»: — Нужно ли России как-то реагировать? Или Москва сделала все, что можно и нужно было сделать, чтобы поставить точку в этой истории?

— Москва с самого дня авиакатастрофы под Смоленском была максимально открыта для Польши, предоставляя Варшаве любые данные, которые та запрашивала. Проблема не в том, что Россия ведёт себя как-то не так и что-то скрывает. Просто «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

В информационно-политическом пространстве Польши присутствует «особая атмосфера», в чём-то схожая с украинской в том, что касается фобического отношения к России. Знакомые поляки, не потерявшие чувства реальности, разводят руками: да, есть такое дело, всё, что у нас в СМИ говорят про Россию, — это злонамеренная ложь, но сделать мы ничего не можем, потому как никакой декларируемой «европейской свободы слова» у нас в стране нет, особенно если дело касается российско-польских отношений. К сожалению, следует констатировать, что русофобия в Польше, как и на Украине, является неотъемлемой частью проводимой государством политики формирования национальной памяти.

Источник: "Свободная пресса"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.